Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

МУЗЕЙ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ ПАРКА АРИАНА

 

    Никто не подозревает, что оказавшись в штаб-квартире ООН, он может увидеть произведения искусства, в которых не так давно некоторые увидели эротическую символику. Для того чтобы самому решить, имеются ли под подобными утверждениями какие-то основания, нужно всего лишь посетить парк Ариана.

    Все, кто отправляется на экскурсию в штаб-квартиру ООН в Женеве, неизбежно проезжают по Площади Наций. Не заметить двенадцатиметровый коричневый стул с обломанной ножкой, стоящий на этой площади, невозможно. По замыслу создателя швейцарского скульптора Даниэля Берсе[1] «Сломанный стул» должен напоминать об увечьях, получаемых людьми, которые подрывались и продолжают подрываться на минах по всему миру. Скульптура установлена на площади в 1997 году в рамках компании по борьбе против мин, предполагалось, что она останется здесь до подписания соответствующей конвенции, но «Сломанный стул» прижился, и было решено его оставить.

 «Сломанный стул» Даниэль Берсе«Сломанный стул» Даниэль Берсе   У меня, как и у многих женевцев, сначала скульптура вызвала отторжение. Я понимала, что миссия, которую она выполняет, благородна. Но, тем не менее, каждый раз, когда я видела это сооружение посередине площади, испытывала какое-то странное чувство. Я не могла понять какое. А потом вдруг поняла. Этот стул был чужероден на этой площади и от этого вызывал чувство жалости. Как будто памятник был одушевленным существом. И ему было страшно неуютно здесь – среди окружающих площадь холодных металлических, стеклянных и бетонных  безликих сооружений. Деревянный, допотопный, да еще с оторванной ногой, стул явно чувствовал себя одиноко и потерянно. А чувство жалости – это как раз то, что и должно было вызвать это произведение. Так что скульптор добился желаемого эффекта.

    Это не единственный красноречивый и немного забавный памятник на площади Наций. Здесь еще находится пушка, дуло которой нацелено на Дворец Наций. Но дуло завязано узлом. Так же, как и в случае с оторванной ножкой стула, символика очевидна.

    На площади находится и произведение искусств, которое я предпочитаю всем другим, украшающим Дворец Наций и его парк. Это многоцветная фреска старейшего швейцарского художника Ханса Эрни, символизирующая мир, любовь, надежду и

стремление человека к свободе. К сожалению, стена, на которой она размещена, частично скрыта металлическими барьерами, которые поставлены здесь на случай массовых демонстраций, не так редко проходящих на Площади Наций. Это монументальное панно самая большая керамическая фреска в Швейцарии.

           Фреска с левой стороны от входаФреска с левой стороны от входа

    Интересна история ее создания. В феврале 2009 года Гансу Эрни исполнялось сто лет. В преддверии этого юбилея  городские власти Женевы предложили ему создать произведение на тему мира с тем, чтобы преподнести его в дар ООН. Эрнст Генри создал фреску в феноменально короткие сроки – меньше чем за год - ее открытие состоялось в июне 2009 года. Произведение Ганса Эрни  называется «Ta panta rei», что означает «все в движении». Эрни позаимствовал эти слова у греческого философа Гераклита, жившего в шестом веке до нашей эры. По Гераклиту движение – основа всего сущего, и это не только процесс мировой жизни, но и жизнь человека, поток его мыслей, чаяний. Давая это название своей фреске, созданной в свой столетний юбилей, Эрни сформулировал свое жизненное кредо: движение – это жизнь. Художник подтверждает это свое кредо и буквально: он до сих пор каждый день плавает в бассейне.                                

Фреска с правой стороны от входаФреска с правой стороны от входа                                             

     Сначала фреска Ганса Эрни состояла из двух настенных керамических панно, каждое размером 30 х 2 метра, которые находились с двух сторон от входа в штаб-квартиру ООН со стороны площади Наций. Панно произвело настолько сильное впечатление, что в Женеве была создана ассоциация по сбору средств для продолжения работы. Деньги собрали, и третье тридцатиметровое панно было размещено на стене, идущей в сторону озера Леман. Его легко отличить от двух первых, у него немного иная красочная гамма.

     Третье панно фрески (фотография автора) Третье панно фрески (фотография автора)

                                                       

     

    Справа от дороги, ведущей к основному входу во Дворец Наций, высится огромный металлический монумент кирпично-красного цвета. Это «Крылья мира» скульптора Дины Мерхав, дар от бывших заключенных в нацистские исправительно-трудовые лагеря, нашедших приют в Швейцарии. Дина Мерхав, скульптор из Израиля, во время войны, вместе со всей своей семьей оказалась в лагере в Германии. Она была одной из тех немногих, кому повезло: ей удалось бежать и найти убежище в Швейцарии.

«Крылья мира» Дины Мерхав (фотография автора)«Крылья мира» Дины Мерхав (фотография автора)

                                                                     

 

    Чуть в глубине очень неплохая скульптура Махатмы Ганди, преподнесенная в 2007 году правительством Индии городу Женеве как признание вклада этого города в дело укрепления мира.

Памятник Махатме Ганди (фотография автора)Памятник Махатме Ганди (фотография автора)

                                                         

     Те, кто посещает ООН в Женеве, закончив экскурсию по Дворцу Наций, нечасто находит время для того, чтобы прогуляться по парку Ариана внутри комплекса зданий ООН. А жаль, ведь там тоже можно увидеть немало интересного или, по крайней мере, любопытного. Парк постепенно превращается в своеобразный музей под открытым небом. И музей этот создается благодаря усилиям стран, организаций и отдельных художников, которые преподносят в дар ООН произведения искусства.

 "Небесная сфера" "Небесная сфера"

    Начало было положено Соединенными Штатами Америки. Многим знакома знаменитая «Небесная сфера»[2], стоящая в небольшом бассейне прямо напротив главного здания. Но многих фотографиях основного здания Дворца Наций ее часто можно увидеть на переднем плане. 

    Ее создал известнейший американский скульптор Пол Мэншип по заказу фонда имени Вудро Вильсона, который и подарил ее в 1939 году ООН. Ее так часто и называют Мемориальная сфера Вудро Вильсона. "Небесная сфера" покрыта рельефными изображениями позолоченных созвездий и насыщенна изящными и тонко выполненными фигурами людей и зверей. Сначала сфера вращалась, но потом мотор сломался, и на его починку долго не могли найти денег. Сейчас часть денег уже нашли, и вполне возможно, скоро мы снова сможем любоваться этим произведением искусства так, как это было задумано автором.

    Оказавшись в парке, невозможно не заметить  монумента «Слава покорителям космоса», подаренного Советским Союзом еще в 1971 году. Он состоит из устремленной ввысь стелы, облицованной титаном, и фигуры космонавта, стоящего рядом на мраморном цоколе. Его создали архитекторы Михаил Барщ и Александр Колчин, а также скульптор Юрий Нерода. Это памятник - несколько видоизмененная копия монумента «Покорителям космоса», открытого в Москве 4 октября 1964 года недалеко от ВДНХ в честь седьмой годовщины запуска первого спутника. Его авторы те же архитекторы – Барщ и Колчин, - только скульптор другой – Файдыш-Крандиевский.      

Монумент «Слава покорителям космоса»Монумент «Слава покорителям космоса»

     Но не этот монумент привлек мое внимание, когда я начала работать в ООН. Я заинтересовалась странной скульптурой, стоящей на лужайке позади нового здания. Я никак не могла понять, что она изображает: мускулистый мужской торс заканчивался какими-то непонятными предметами геометрической формы – шарами, квадратами. В руке мужчина держал нечто, напоминавшее молот. И на голове у него было что-то вроде защитных очков, которые надевают рабочие в сталелитейных цехах. Эти очки были сдвинуты на лоб. «Сталевар, - определила я для себя название скульптуры. – Наверняка наш скульптор».

    Во время обеденного перерыва я иногда прогуливалась по парку и несколько раз подходила к скульптуре. Никакой таблички, указывающей на название и на фамилию автора, не было. Видно не только у меня памятник вызывал ассоциации с трудовым процессом. Как-то я услышала, как гид, говоривший по-английски, сказал, что памятник называется «Гимн труду». Но в итоге табличка все-таки появились, и я узнала, что никакой это не сталевар, а кентавр. И создал «Большого кентавра» один из известнейших скульпторов и художников эпохи. Его имя слышали даже те, кто не интересуется искусством. Ведь именно Эрнст Неизвестный создал надгробный бюст Хрущева, установленный на его могиле на Новодевичьем кладбище. 

«Большой кентавр» Эрнста Неизвестного (фотография автора)«Большой кентавр» Эрнста Неизвестного (фотография автора)

                                                                     

 

    Однажды я услышала забавную историю, связанную с установкой «Большого кентавра».  В 1997 году представитель Российской Федерации пришел к чиновнику, возглавлявшему в то время комиссию по установке памятников на территории ООН. У нашего представителя было указание Москвы добиться установления памятника «Большой кентавр» Эрнста Неизвестного. Он показал фотографии скульптуры председателю.

- Вы русские просто помешаны на символике мужской силы, на фаллосе, - усмехнулся тот.

- При чем здесь фаллос? – искренне удивился российский дипломат.

- Как при чем? А ваша стела, посвященная покорителям космоса? Это что? Фаллос в стадии эрекции.

- Это, конечно, извращение творческого замысла скульпторов – возразил представитель России, - но при чем здесь кентавр, которого мы сейчас предлагаем?

- А что же такое кентавр как не воплощение мужской силы? - не задумываясь, ответил председатель. – Почитайте мифологию, эти кентавры понаделали дел. И не только на полях битв.

    Тем не менее, в том же году памятник Эрнста Неизвестного был установлен. Правда, по просьбе комитета, не в центре парка. Правда, установка его напротив бара «Серпан», позволила многочисленным посетителям этого заведения лицезреть его. А злые языки утверждают, что в этом баре бывает больше людей,  чем на официальных заседаниях различных комитетов и комиссий ООН.

«Семья» Эдвины Сандис «Семья» Эдвины Сандис

    Мне лично «Большой кентавр» в итоге даже полюбился. Не знаю, является ли он воплощением мужской силы, но то, что он излучает удивительную мощь и в то же время оптимизм, это точно. Потрясает то, что Эрнст Неизвестный сумел добиться этого эффекта, изобразив кентавра без ног и лишив его одной руки!

    Скульптурная группа «Семья»[3], выполненная Эдвиной Сандис и подаренная ООН Великобританией, находится прямо напротив нашего «Большого Кентавра». Кстати, мало кто знает, что Эдвина Сандис – внучка Уинстона Черчилля и специально к 1979 году, объявленному Годом ребенка, создала три скульптурных группы, посвященные детству, которые  и были установлены в отделениях ООН в Нью-Йорке, в Женеве и в Вене. 

    Долгое время я была убеждена, что помимо этих перечисленных мною произведений искусства, подаренных в разное время Россией, Соединенными Штатами и Великобританией, в парке ООН есть еще только не так давно воздвигнутый памятник сотрудникам ООН, погибшим при исполнении служебных обязанностей - о нем я уже как-то писала. Оказалось, я заблуждалась. Если идти по гравиевой дорожке мимо этого памятника к мемориалу «Покорителям космоса», то слева вы увидите две высоченные металлические мачты, а рядом с ними небольшую постройку из красного кирпича. Я всегда думала, что мачты - это какие-то технические сооружения, я будка – подсобное помещение рабочих парка. Каково же было мое изумление, когда как-то подойдя поближе, я увидела таблички рядом с каждым из этих сооружений. Мачты и будка оказались скульптурами.

    У мачт очень длинное название, которое, наверное, приблизительно можно перевести так: «Разбрасывание семян и сбор пепла»[4]. Наличие слова «пепел» в названии навело меня на мысль о том, что, возможно, по замыслу скульптора это сооружение должно олицетворять трубы крематориев в концлагерях. Произведение скульптора Эстер Шалев-Герц и Йохен Герц, созданное в 1995 году было подарено Германией в связи с 50-летней годовщиной ООН. Кстати, другой монумент, созданный этими скульпторами – мужем и женой – произвел на меня гораздо большее впечатление. Этот монумент также посвящен памяти жертвам фашизма и был установлен в Гамбурге. Почему был? Потому что двенадцатиметровая колона, покрытая слоем свинца, была своеобразным местом для сбора воззваний против фашизма. Любой желающий мог подойти и с помощью специальных ручек оставить комментарий или просто нарисовать что-то. По мере того как надписи заполняли пространство, колонна погружалась в землю. Когда мы были в Гамбурге, часть колонны еще была видна. Теперь она уже вся ушла под землю.

 «Разбрасывание семян и сбор пепла» Эстер Шалев-Герц и Йохен Герц (фотография автора) «Разбрасывание семян и сбор пепла» Эстер Шалев-Герц и Йохен Герц (фотография автора)

                                  

    Красное кирпичное сооружение оказалось «Башней одиночества»[5] и было подарено автором, датским скульптором Пер Киркеби также в 1995 году. Я провела блиц-опрос среди своих знакомых сотрудников ООН и выяснила, что все десять опрошенных не знали, что мачты и кирпичное сооружение скульптуры

«Башня одиночества» Пер Киркеби (фотография автора)«Башня одиночества» Пер Киркеби (фотография автора)

                                                   

    Недавно я с сожалением констатировала, что процесс воздвижения скульптур, в которых трудно увидеть произведение искусства, продолжается. Совсем недалеко от все того же кентавра я заметила какой-то геофизический прибор. Но заподозрила неладное, поскольку прибор стоял уж больно на видном месте. Подошла и убедилась, что мои подозрения оправданы. Надпись на табличке (LaMacchinadelventobyEugenioBolley) свидетельствовала о том, что передо мной действительно произведение искусства, подаренное Италией в 2011 году[6]. Итальянского я не знаю, переводить не берусь, но если судить по внешнему виду скульптура явно имеет какое-то отношение то ли к пропеллеру, то ли к ветряной мельнице.LaMacchinadelventobyEugenioBolleyLaMacchinadelventobyEugenioBolley                                                   

     Может быть, пройдет какое-то время, и в этих скульптурах я увижу новые грани, которые сделают для меня эти скульптуры интересными. Представление о том, что такое произведение искусства, эволюционирует. Эту истину даже не требуется доказывать. И тем более ту, что о вкусах не спорят. Тот же «Большой кентавр» до сих пор нравится далеко не всем. И монумент «Покорителям космоса». Я сама оценила его не так давно. Произошло это как-то поздно вечером. Засидевшись на работе, решила перед возвращением домой прогуляться. Пошла вглубь парка по дорожке, усыпанной гравием. Начинало темнеть. Все вокруг казалось таким таинственным и незнакомым. Здание ООН, ослепительно белое на солнце, потемнело и почти сливалось с серо-голубым небом. Последние лучи освещали монумент «Покорителям космоса». Его обычно скучная серая металлическая поверхность сейчас отражала лучи заходящего солнца, и грани устремленной ввысь стелы играли всеми оттенками сиреневого цвета. Через несколько минут сиреневый цвет сменился лиловым, потом желтым и, наконец, оранжевым. Зрелище было захватывающим. Казалось, кто-то забавлялся, направляя на памятник разноцветные лучи прожектора. А что если скульптор предвидел как солнце, к которому со времен Икара и устремлены взоры воздухоплавателей, будет играть на его гранях? Тогда это гениальный памятник. Жаль только, что мало кто видит его при заходе солнца.

 

 

 La Macchina del vento by Eugenio Bolley(фотография автора)

 



[1] «Broken Chair» by Daniel Berset

[2] «The Celestial Sphere»  by Paul Manship

[3] Family by Edwina Sandys.

 

[4] «The Spreading of the Seeds and the Gathering of Ashes», by Esther Shalev-Gerz and Jochen Gerz .

[5] «The Tower of Loneliness», Per Kirkeby.

[6] «La macchina del vento», Eugenio Bolley.