Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ЛЕТОПИСЬ ЛИГИ НАЦИЙ В КАРИКАТУРАХ АЛОИСА ДЕРСО И ЭМЕРИ КЕЛЕНА

 

    Где-то в середине девяностых годов прошлого века (Как странно звучит это для того, кто прожил большую часть своей жизни именно в двадцатом веке!) мы с мужем были приглашены  на ужин к Ивану Пикте. Я думаю, что даже те, кто не живут в Женеве, слышали о банке Пикте, созданном представителем этого семейства еще в девятнадцатом веке и являющимся одним из крупнейших и преуспевающих частных банков Швейцарии. В тот момент Иван Пикте возглавлял данный банк. По официальной терминологии он являлся старшим управляющим партнером банка Pictet & Cie. Не так давно я прочитала в газете, что в 2010 году он покинул этот пост. Это меня не удивило: даже в момент нашей встречи он был уже очень немолодым человеком.

    Резиденция Ивана Пикте находилась в Коллонж-Бельрив - где же еще может жить представитель столь известного банка! Направляясь по указанному адресу, мы не надеялись увидеть дворец. К тому времени мы уже достаточно прожили в Швейцарии, чтобы знать: дворцы – это больше по части наших нуворишей, а в этой стране ценится скромность, скромность и еще раз скромность. Тем не менее такого небольшого и ничем не примечательного здания в один этаж увидеть не ожидали. Выдающимся был лишь участок: большой, поросший лесом, спускающийся к озеру. Войдя в дом, мы оказались в крошечной прихожей, плавно переходившей в столовую, находившуюся на этом же этаже. По крутой металлической лестнице спустились вниз, где, как выяснилось, был еще этаж. Там находилась гостиная довольно больших размеров. Обстановка в доме была под стать архитектуре здания - очень простая и строгая. Поданный ужин также не отличался излишествами. Было очевидно, что эта семья может служить еще одним доказательством того, что заветы Кальвина живы и в сегодняшней Женеве.

    Во время ужина разговор зашел об увлечениях и хобби. Наш хозяин признался, что у него тоже есть хобби, и обещал кое-что нам показать. После ужина мы последовали за ним к круглому небольшому павильону, связанному с основным домом коридором. Я приготовилась увидеть картинную галерею. Зажегся свет, и я поняла, что не ошиблась: на стенах было что-то развешено. Но когда подошла поближе, испытала разочарование, смешанное с удивлением: это были… карикатуры.

    Иван Пикте оказался прекрасным гидом. А как может быть иначе, если человек с увлечением рассказывает о своем хобби. Выяснилось, что он уже много лет собирает карикатуры художников Алоиса Дерсо и Эмери Келена. Тогда я не запомнила имен. В памяти запечатлелась лишь оригинальная художественная манера карикатуристов, а также то, насколько острым, а порой, беспощадным был их взгляд на происходившие события и исторических персонажей. Пикте подробно рассказывал о том, что изображено на карикатурах, объяснял обстоятельства тех времен, когда они были созданы. Это была увлекательная экскурсия в не такое далекое прошлое. Большая часть карикатур рассказывала о политических событиях, происходивших в Европе между двумя мировыми войнами. На ужине присутствовали в основном дипломаты из представительств различных стран при ООН в Женеве. Неудивительно, что эта экскурсия вызвала их неподдельный интерес. То и дело слышались возгласы: «Посмотрите, это премьер-министр Франции Пьер Лаваль!  А там – Рамсей Макдональд, британский премьер! Вон Чемберлен перед Гитлером стоит. И так согнулся в поклоне, ведь он действительно тогда перед Гитлером лебезил. Все надеялся его умиротворить. Даумиротвориялись! Как тогда Черчилль сказал? Кажется так: «У вас был выбор между войной и бесчестьем. Вы выбрали бесчестье!» «А Муссолини-то Муссолини, хорош, в тоге! Он ведь видел себя чуть ли не императором! Бредил о возрождении величия Римской империи!» «Ба! Да это же ваш Литвинов восседает, да важно как! А рядом с ним Пилсудский, он возглавил первое польское государство».

    Обед закончился, а я еще долго вспоминала об этом вечере, об удивительном преображении Ивана Пикте. Из безукоризненно вежливого, но очень сдержанного хозяина дома, он превратился в помолодевшего лет на десять, вдохновленного, с сияющими глазами коллекционера, демонстрирующего гостям предмет своего увлечения.

    Кто же эти художники, чьи произведения мы увидели в доме у женевского банкира? Алоис Дерсо (1888-1964) и Эмери (на самом деле у него было чисто венгерское имя Имре) Келен (1896-1978) – оба выходцы из Венгрии еврейского происхождения. Выбор обоих пал на карьеру иллюстратора и карикатуриста. Волею случая оба оказались в Швейцарии, где судьба и свела их.

    Эмери Келен, хотя и был моложе, но успел к моменту встречи пройти тяжелую школу первой мировой войны. Был призван в австро-венгерскую армию, принимал участие в крупных боевых операциях, заболел тифом,  а после излечения его отправили на службу в специальный военный госпиталь для душевнобольных. Именно работа в этом госпитале и те зарисовки пациентов, которые он  там сделал, стали для него, по его словам, «академией карикатуры». Но в свой венгерский период он работал не только как карикатурист, а сотрудничал с самыми разными журналами. Интересно, что он первым нарисовал портрет Бела Куна, основателя венгерской коммунистической партии, возглавившего правительство Венгерской Советской Республики, провозглашенной в марте 1919 года и просуществовавшей всего 133 дня. После падения советской республики в Венгрии Келен сначала поселился в Мюнхене, где работал спортивным карикатуристом в газете и учился в художественной школе, потом провел некоторое время в Париже. В 1922 году он переехал в Лозанну, где продолжал карьеру иллюстратора, но уже не только спортивных, но и политических событий. Кстати, даже переехав в Швейцарию, Келен продолжал создавать карикатуры для популярнейшего советского сатирического журнала «Крокодил».

    В 1922 году в баре для сотрудников прессы в Лозанне он и встретил Алоиса Дерсо. Став друзьями и сотрудниками, они очень скоро приобрели широкую известность. Их карикатуры – это сатирический рассказ о событиях, происходивших в Европе между двумя войнами. Остроумные и зачастую нелицеприятные шаржи стали причиной испорченного настроения не одного политического деятеля.

    Значительное место в их творчестве занимали карикатуры, посвященные экономическим, политическим и разоруженческим конференциям, проходившим в этот период в Швейцарии. Одна из первых серий, название которой, наварное, можно перевести как «Театр марионеток в Лозанне», или еще острее - «Балаган в Лозанне» (Guignolà Lausanne), - была посвящена мирной конференции, проходившей в Лозанне в 1922-1923 годах, в задачу которой входило послевоенное урегулирование отношений между Турцией и державами Антанты.

    В 1923 году они обосновались в Женеве и выпустили свой первый альбом, посвященный Лиге Наций – «Стражи мира» (LesGardiensdelaPaix).

    Еще одна серия освещала события, происходившие в 1925 году на конференции в Локарно. Именно в Локарно, в Швейцарии, европейские государства подписали известные соглашения о государственных границах, и этот город в то время называли «городом мира». Правда, название звучало на страницах газет не слишком долго, поскольку вскоре эти соглашения были нарушены. На одной из карикатур Келена и Дерсо изображена делегация европейских государств, прибывшая в 1935 году в Стрезу, итальянский городок на берегу озера Лаго-Мажоре. В этот момент уже было ясно, что Германия попирает Версальские соглашения и нарушает договоренности, достигнутые в Локарно, но Великобритания и Франция продолжали проводить политику умиротворения фашистской Германии, несмотря на ее полный провал. Делегатов принимает Муссолини. Смысл карикатуры понятен: именно Муссолини и Гитлер в это время диктовали свои условия западным державам. Муссолини держится величественно и поднял руку в фашистском салюте.

 

    Немало карикатур было посвящено многочисленным разоруженческим конференциям и, в частности, Всемирной конференции 1932 года по вопросам разоружения. На одной из них вы видите Гендерсона, английского политического деятеля, председателя Всемирной конференции по разоружению, проходившей в 1932-1933 годах,  который постепенно исчезает, как под снегопадом, под листопадом резолюций, принятых на этой конференции.

 

 

    А на другой – участники переговоров и конференций пытаются замаскировать артиллерийское дуло плодами своих трудов на ниве разоружения: резолюциями, протоколами, соглашениям и прочими документами.

  

Эта карикатура так и называется «Камуфляж»Эта карикатура так и называется «Камуфляж»

                                                          Эта карикатура так и называется «Камуфляж»

    Особенно полно отражена в зарисовках художников история Лиги Наций. Келен и Дерсо могли присутствовать на заседаниях, где не разрешалось вести съемки. И, таким образом, оставили свидетельство о событиях, о которых иначе мы, конечно, узнали бы, но не в такой наглядной и занимательной форме. Они запечатлели многочисленные заседания Лиги Наций и политических деятелей, принимавших участие в их работе.

    Карикатуры появлялись во многих европейских газетах и журналах, в том числе, и в хорошо известной нам «Трибюн де Женев» (TribunedeGenève), издававшейся уже в то время. В 1934 году прошли две большие выставки этих художников – в Женеве и в Лондоне.

 Карикатура 1934 года, на которой изображен Литвинов, тогдашний комиссар иностранный дел Советского СоюзаКарикатура 1934 года, на которой изображен Литвинов, тогдашний комиссар иностранный дел Советского Союза

    Карикатура 1934 года, на которой изображен Литвинов, тогдашний комиссар иностранный дел Советского Союза

 

    В 1938, году Келен и Дерсо перебрались в Соединенные Штаты Америки. Они были вынуждены эмигрировать, поскольку стало ясно, что война неизбежна. Друзья помогли им покинуть Швейцарию, считая, что даже там они не в безопасности: всем были хорошо известны их сатирические шаржи и карикатуры на Гитлера, его окружение и на Муссолини, открытая критика политики фашистов.

 Чего стоит, например, эта, на которой Гитлер изображен даже не дьяволом, а каким-то нелепым и убогим чертякой.Чего стоит, например, эта, на которой Гитлер изображен даже не дьяволом, а каким-то нелепым и убогим чертякой.

Чего стоит, например, эта, на которой Гитлер изображен даже не дьяволом, а каким-то нелепым и убогим чертякой.

 

    Алоис Дерсо и Эмери Келен обосновались в Нью-Йорке и сотрудничали вплоть до начала 50-х годов. Плодом работы этого периода стал альбом, посвященный новой международной организации, пришедшей на смену Лиги Наций – ООН. («The United Nations Sketchbook, a cartoon history of the United Nations»).

 

    Вскоре после этого дороги двух художников разошлись, хотя впереди их ожидали еще долгие годы активной творческой работы. Но уже не на ниве карикатуры, которая прославила их имена. В послевоенный период выставки их работ проходили во многих городах мира: в Лондоне, Стокгольме, Будапеште, одна из крупнейших была организована в 1974 году в Женеве.

     Вы спросите: где же можно увидеть их карикатуры? Естественно, самая большая коллекция сосредоточена в библиотеке Дворца Наций. Это неудивительно, ведь большинство карикатур находились в архивах Лиги Наций и в 1946 году были переданы Организации Объединенных Наций в Женеве. Не так давно, в 2010 году эти архивы были включены в реестр программы ЮНЕСКО «Память мира». В том числе и эти карикатуры.

Очень значительная коллекция собрана Принстонским университетом США. В собрании университета более 1100 литографий, акварелей и рисунков. Эту коллекцию университет получил в 2002 году в дар от жены и дочери Келена.

Если вы оказались во Дворце Наций, то зайдите в бар Прессы (Pressebar). По стенам этого бара, в котором, наверняка, бывали Алоис Дерсо и Эмери Келен развешены их работы. Это юмористические меню для ежегодных обедов, которые Ассоциация журналистов, аккредитованных при Лиге Наций, давала в честь председателя Ассамблеи Лиги Наций. Помимо того, что эти карикатуры очень занятны и забавны, они еще и многое расскажут об истории того времени.

 

    Вот несколько таких меню. Смысл первой, датированной 1927 годом, очевиден. Политические деятели,  представлявшие различных страны Европы в Лиге наций, пытаются умилостивить бога войны Марса.

 

     На второй, созданной в 1931 году и названной «Обетованная земля» (Terrepromise), изображен министр иностранных дел Франции Аристид Бриан. Не выпуская своей всегдашней сигареты из рук, он указывает следующим за ним министрам иностранных дел европейских стран на восходящее солнце, в нимб которого вписано: Объединенные Государства Европы. Бриан, один из лидеров социалистической партии Франции,  был выдающимся политическим деятелем, несколько раз занимавшим пост премьер-министра Франции. В 1926 году он получил Нобелевскую премию мира. Она явилась признанием активной роли, сыгранной Брианом при заключении Локарнских соглашений, урегулировавших послевоенные спорные проблемы в Европе. Сейчас об этом уже многие забыли, но именно Аристид Бриан, одним из первых, в сентябре 1929 на заседании Ассамблеи Лиги Наций предложил образовать федеральный европейский союз с целью координации экономического и политического курса стран-членов Лиги. Тогда его идею мало кто воспринял всерьез, но шестьдесят лет спустя идея создания единого союза для Европы была воплощена в жизнь.

 

 

    На последнем меню изображен народный комиссар иностранный дел Советского Союза Литвинов. Алоис Дерсо и Эмери Келен запечатлели его на многих своих карикатурах, уже больно колоритной фигурой был Максим Максимович. Обратите на дату обеда: 19 сентября 1934 года. За несколько дней до этого, 15 сентября Советскому Союзу было передано официальное приглашение «вступить в Лигу наций и принести ей свое ценное сотрудничество в организации мира». 18 сентября Ассамблея Лиги наций 39 голосами против 3 (Швейцария, Голландия и Португалия) и при 7 воздержавшихся приняла Советский Союз. Не случайно, я думаю, мы видим Литвинова, отплясывающим казачка именно с Женевой: ее надо было во что бы то ни стало очаровать. Думаю, даже если абстрагироваться от всех политических перипетий, сделать это ему было непросто. Еще Чичерин, чьим заместителем он являлся до этого, постоянно жаловался на грубость и невоспитанность Литвинова, утверждая, что было ошибкой допустить его до дипломатической работы. В женевских дипломатических кругах над народным комиссаром также подсмеивались из-за его весьма специфического английского языка, понять который удавалось далеко не каждому. И это при том, что Максим Максимович был женат на Айве Лоу, дочке венгерских революционеров-эмигрантов, всю жизнь сохранявших английское подданство и преподававшей английский язык в Военной Академии им. Фрунзе. Видимо, даже ее многолетние усилия по обучению мужа английскому не увенчались успехом.

    Обратите также внимание на фигуру сидящего внизу слева старика, играющего на балалайке. Это Жан-Луи Бару, член французской Академии, бывший премьер-министр Франции, в то время ее министр иностранных дел. На обеде в отеле Берг в Женеве, будучи прекрасным оратором, он произнес приветственную речь в адрес Литвинова, встреченную бурными аплодисментами. После обеда он долго подписывал меню: всем хотелось иметь автограф этого старейшего деятеля Лиги Наций. А всего несколько недель спустя он трагически погиб, сопровождая  югославского короля Александра I во время его посещения Марселя в октябре 1934 года. 9 октября Александр I был убит болгарским революционером Владо Черноземским. Во время этого покушения Барту был ранен и вскоре умер от потери крови

     Часто жизнь преподносит нам сюрпризы, в которые трудно поверить, если не являешься их свидетелями. Я много лет собирала гравюры и регулярно обходила в поиске интересных экземпляров броканты, блошиные рынки, букинистические магазины. И буквально через несколько недель после того памятного ужина в доме у Пикте, где я впервые увидела карикатуры Алоиса Дерсо и Эмери Келена, на одном из многочисленных в те времена брокантах в Морже я вдруг увидела карикатуры этих художников.  Я сразу поняла, что это их произведения. Еще до того, как нашла подпись. У них настолько своеобразный стиль, что перепутать их с кем-то еще просто невозможно. Передо мной лежали две их работы, к тому же очень и очень оригинальные. Более того, я практически была уверена, что не видела их в коллекции Пикте. Поторговавшись, я купила обе за вполне приемлемую сумму. Сообщила мужу о своем приобретении и попросила передать Ивану Пикте эти работы Дерсо и Келена, сопроводив их запиской. Через несколько дней у нас дома раздался звонок: звонил Иван Пикте. Поблагодарил за мой подарок и подтвердил, что в его коллекции этих карикатур нет.