Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

ОСТАНЕТСЯ ЛИ ЖЕНЕВА ПРИБЕЖИЩЕМ БЕЖЕНЦЕВ?

     

    На протяжении более полутора веков традиции, заложенные основателями Международного Комитета Красного Креста в 1863 году, ревностно охранялись жителями Конфедерации. В 1970 году был принят закон о предоставлении убежища, в соответствии с которым в Швейцарии могут найти прибежище лица, подвергающиеся у себя в стране опасности или обоснованно опасающиеся преследований из-за принадлежности к определенной расе, религии, национальной или социальной группе или из-за политических убеждений. 

    В 2014 году население Швейцарии составило 8139600 человек, из которых 23,8 процента – постоянно проживающие в стране иностранцы. То есть, каждый пятый человек – мигрант. После Люксембурга это самый высокий процент. При этом только в 2013 году число иностранцев, проживающих на территории страны, увеличилось на 82800 человек и приблизилось к двум миллионам. Возможно, Швейцария уже исчерпала свой «лимит» на прием беженцев. 

Одна из афиш, призывающая остановить приток беженцев в ШвейцариюОдна из афиш, призывающая остановить приток беженцев в Швейцарию

    Подтверждением является тот факт, что в последние годы в закон о предоставлении убежища вносятся поправки, призванные ужесточить и усложнить процедуры принятия беженцев. Причем многие из этих поправок вступили в силу после всенародного голосования или референдума. Упомянем лишь ужесточения последних лет. Вот лишь два  важнейших, которые были внесены в результате референдума, прошедшего в 2006 году: введение ускоренной процедуры отказа в предоставлении статуса беженцев лицам, у которых не имеется документов, удостоверяющих личность; а также возможность содержать в заключении до восемнадцати месяцев лиц, которые должны быть в принудительном порядке высланы из страны.

    В 2013 году восемьдесят процентов швейцарцев, принявших участие в еще одном референдуме, проголосовали за ужесточение правил предоставления статуса беженца. Теперь для его получения нужно доказать существование угрозы жизни на родине.

    Кроме того, есть сигналы, говорящие о том, что жители Конфедерации все менее терпимо относятся даже к иностранцам, уже живущим в стране: так, в 2009 году швейцарцы поддержали запрет на строительство новых минаретов: мечети возводить можно, а вот башни-минареты, с которых муэдзины призывают правоверных на молитву, нельзя. Это решение вызвало негативную реакцию во многих странах. Комментарии к вышли под многозначительными заголовками: «Битва с минаретами», «Конец политической терпимости в Швейцарии!»

    Но Швейцарцев можно понять. В 7-миллионной Швейцарии уже сегодня проживает 400 тыс. мусульман. Представьте, что будет завтра, если в каждом городе, а большинство городов в Швейцарии небольшие, появятся мечети, с минаретов которых  муэдзины будут призывать на утреннюю и вечернюю молитву.

    Моя швейцарская знакомая много лет преподает в начальной школе Женевы. Ее сын, проработавший много лет в Африке, женился на женщине из Кот-д’Ивуар, мусульманке. У них трое детей, которые ходят в ту же школу, где учительствует моя знакомая. Я как-то поинтересовалась: не испытывают ли дети, внешность которых явно свидетельствует об их не чисто европейском происхождении, дискомфорта в швейцарской школе.

   - Да что вы, Наташа,  у них в классе большая часть детей из смешанных семей, как и мои внуки. И очень много мусульман, - моя знакомая вздохнула с облегчением, в котором чувствовалось, тем не менее, и некоторое напряжение. - Тут, перед Новым Годом, родители-мусульмане подали нам петицию: запретить празднование Рождества и Нового года в школе. Видите ли, они не хотят, чтобы их дети переживали: кто-то празднует, а у них дома нет! И попросили елку в школе не наряжать, а то дети требуют и дома поставить. Представляете?

- Ну и как вы ответили? – я не могла прийти в себя от изумления.

- На этот раз, конечно, отказались принять их требования. Но я не удивлюсь, если вскоре мы решим, что должны учитывать пожелания родителей. Надеюсь, меня к этому времени в школе уже не будет! - ответила моя собеседница.

- Вы не преувеличиваете давление, которое оказывается на школу? – поинтересовалась я.

- Скорее преуменьшаю, - горько улыбнулась моя знакомая. – И тому немало доказательств. Например, во всех школах ввели два типа обедов: нормальный обед, каким он и был раньше. И специальный, где не будет свинины, ну и всех других продуктов, употребление которых запрещает ислам. Так что уже соблюдаем халяль в питании. Этого добились родители детей из мусульманских семей. Как вам это нравится? И это при том, что школьные обеды субсидирует государство!      Так что скоро и елок не будет, вот увидите!

    Признаюсь, я не нашлась, что возразить на ее заявление. 

    Наверное, говорить о конце политической терпимости в Швейцарии рано, но безусловно одно: в Конфедерации не готовы и далее держать двери открытыми для всех желающих найти здесь приют, как это происходило прежде. 

А эта афиша призывает голосовать против присоединения к Шенгенским соглашениямА эта афиша призывает голосовать против присоединения к Шенгенским соглашениям

                                                 Почему это происходит?

 В последние десятилетия сильно изменился профиль среднестатистического беженца. Вспомним наиболее знаменитые имена тех, кто нашел прибежище в Швейцарии: Рахманинов, Набоков, Стравинский, Чарли Чаплин. А сегодня – это в основном обездоленные люди из стран Азии, Африки, а также из таких не слишком обеспеченных стран Европы как Албания, Сербия, Румыния и другие. Поселившись в Швейцарии, они, естественно, претендуют на работу, но также и на социальные пособия. Все это не может не беспокоить швейцарцев, ведь содержание этих людей ложится на их плечи.

     Кроме того, не все приезжающие в Швейцарию хотят трудиться. Среди тех, кто получает прибежище в Швейцарии, оказываются и криминальные элементы. Кривая преступлений, совершенных в стране, упорно ползет вверх. Катастрофическими темпами растет количество грабежей. В Женеве квартирные кражи приобрели характер эпидемии. Их количество за последние годы по некоторым данным увеличивается на тридцать процентов в год. Среди моих знакомых в Женеве, практически не осталось никого, чью квартиру или дом не ограбили бы за последние годы. Большая часть банд, занимающихся квартирными кражами, формируется из выходцев из стран Восточной Европы. 

    Есть еще и другой аспект проблемы. В Швейцарию всегда приезжало немало иностранцев из Европы в поисках работы. В последние годы, в связи с разразившимся кризисом, этот процесс приобрел иные масштабы. Особенно после подписания в 1999 году Конфедерацией с Евросоюзом Соглашения о свободном перемещении граждан, вступившего в силу в 2002 году. В 2013 году в Швейцарию прибыло более 26 тысяч немцев, 20 тысяч португальцев, около 20 тысяч итальянцев, более 13 тысяч французов и около 10 тысяч испанцев. 

    Много французов, итальянцев и португальцев трудятся в гостиничном бизнесе, в сфере торговли, на транспорте в медицинских учреждениях. В настоящее время, например, в гостиничном секторе, работает около 40 процентов иностранцев. Четверть медицинского персонала швейцарских клиник составляют работники из Германии.  А в Женеве, в Кантональном госпитале, каждый второй работник – француз! И конечно, немало тех, кто, приехав сюда в поисках работы, найдя ее, обосновывается здесь и не возвращается на родину. По некоторым данным, ежегодно только таким образом население Швейцарии увеличивается примерно на восемьдесят тысяч человек. 

    Очень остро эта проблем стоит в Женеве, где находится множество транснациональных корпораций и большое число штаб-квартир международных организаций. Нередко от женевцев можно услышать сетования по поводу большого количества сотрудников иностранных компаний, а особенно в связи огромной армией международных чиновников, живущих и работающих в Женеве. Тем более что многие из них, выйдя на пенсию, остаются на постоянное жительство в городе на озере Леман. Женевцы полагают, что международные чиновники жируют в Женеве, почти все уверены, что налогов они не платят. А ведь это не так. Платят, но не прямо. Просто организации, в которых они работают, вычитают из их зарплат сумму, которую они и платили бы в качестве налога. Еще какую-то часть доплачивают сами организация. И эти деньги поступают в казну кантона Женева. А если прибавить сюда все те деньги, которые женевцы имеют от многочисленных чиновников в качестве арендной платы за жилье, за обучение детей, за медицинские услуги врачам, наконец, просто те деньги, которые они оставляют в магазинах, то им грех жаловаться. Благосостояние  той же Женевы не в малой степени зависит от той армии международников, которая здесь обитает. Я помню, не так давно одна из организаций разрослась и не могла найти дополнительное помещение. Пошли разговоры о переезде в другой город или в другую страну. В Бонн, например. Ох, как женевские власти засуетились. Тут же нашлось и временное помещение для размещения персонала, и территория, чтобы потом построить новое здание. 

    В столице романской Швейцарии трудно найти помещение фирмам и организациям, но еще сложнее снять квартиру простому смертному. Справедливости ради стоит отметить, что эта проблемы существовала в Женеве всегда. Когда вы окажитесь в центре, то обратите внимание на старые дома: видно, что многие из них надстраивались. Особый размах этот процесс принял в XVI –XVII веках, когда в Женеву хлынула волна протестантских беженцев. Жилья катастрофически не хватало, вот тогда и начали надстраивать уже существующие дома, увеличивая их на один-два этажа. Из-за нехватки жилья происходили вещи весьма курьезные. Вот, например, как городской совет решил  одну неотложную жилищную проблему в 1636 году. Хозяева отказали своей служанке в работе и выгнали ее из дома. Несколько дней бедная женщина ночевала на улице. И вот городские власти в приступе щедрости выделили ей в качестве жилья … большую бочку! И это не анекдот, документ, в котором зафиксировано это решение, действительно существует. 

    Последнее время все чаще речь заходит о растущей стоимости жилья в Швейцарии, которая делает недоступной для большинства ее граждан покупку собственности. Стоимость квадратного метра в крупных городах удвоилась и даже утроилась. Если в начале девяностых годов трехкомнатную квартиру в Женеве можно было купать за пятьсот тысяч швейцарских франков, то сейчас эта же квартира будет стоить полтора, два миллиона франков. Подобные суммы не под силу заплатить даже хорошо зарабатывающему швейцарцу, несмотря на то, что в стране широко развита система ипотеки. Да, вы можете занять деньги у банка под невысокий процент на длительный срок, но при этом вы должны внести двадцать процентов стоимости жилья. Подсчитайте. Даже если квартира стоит миллион швейцарских франков, вы должны иметь двести тысяч собственных денег, как их называют здесь «fonds propres». Далеко не каждая семья, а тем более молодая, имеет такие накопления. Высокой стоимостью жилья объясняется тот факт, что среди европейских стран Швейцария на последнем месте по числу жителей, владеющих собственным жильем. По данным Евростат в 2011 году лишь 43,8% швейцарцев имели собственное жилье, а в это же время в 28 странах Евросоюза 70,9% граждан в среднем имели собственную крышу над головой. 

    Ситуация не только не улучшается, но и ухудшается, поскольку стоимость жилья продолжает расти не только в больших городах. Еще в 1983 году был принят закон Lex Friedrich, ограничивавший право иностранцев покупать жилье в Швейцарии. В 1997 году в него были внесены изменения, и закон стали называть по имени действующего тогда президента Конфедерации Арнольда Коллера - Lex Koller. Его основная задача сформулирована в первой статье и звучит приблизительно так – «избежать захвата иностранцами швейцарской земли». Он практически запрещает приобретение нерезидентами земельных участков. Исключение составляют нерезиденты, имеющие вид на жительство, но и им нужно получать специальное разрешение. Швейцарские власти устанавливают для каждой административной области – кантона – ежегодные квоты на выдачу разрешений. Например, в 2008 году 1400 иностранцев, купивших дома в кантоне Вале не смогли вступить в права владения уже оплаченными домами, поскольку ежегодная квота была уже исчерпана.

    Интересный факт. По данным Федеральной миграционной службы каждый год на 2-5 процента увеличивается число людей, живущих за пределами Конфедерации. Швейцарцы селятся во Франции, Германии, Италии, Испании и даже в Израиле. Комментируя это факт средства массовой информации пишут: одной из причин, по которой швейцарцы покидают родные места, является то, что за границей им проще приобрести собственность. Что же, возможно в недалеком будущем Швейцария из страны, принимающей беженцев, превратиться в страну мигрантов, отправляющихся в иные страны в поисках возможности реализовать свою мечту о покупку собственного дома или хотя бы квартиры. Уезжали же когда-то молодые швейцарские парни, не найдя работы в родных местах, наниматься легионерами в иностранные армии. Сейчас это кажется невероятным. Но такое было и не в столь незапамятные времена.

     В последние годы, особенно в связи с кризисом, разразившимся в Европе, более остро встал и вопрос не только о беженцах, не только об иностранцах, живущих и работающих в стране, но и о всех тех, кто приезжает на работу в Швейцарию из приграничных районов. По последним данным 230 тысяч европейцев ежедневно приезжает на работу в Швейцарию. Особенно много «frontaliers», как их называют в романской части страны, в итальянской части страны – в кантоне Тичино - и в Женеве.  

 Афиша инициативы «Против массовой иммиграции», призывающая остановить приток «frontaliers»

  Афиша инициативы «Против массовой иммиграции», призывающая остановить приток «frontaliers»Афиша инициативы «Против массовой иммиграции», призывающая остановить приток «frontaliers»    В Женеве, почти со всех сторон окруженной французской территорией, всегда работало много французов, но после подписания соглашения о свободном перемещении граждан с Евросоюзом приток иностранной рабочей силы еще увеличился. По данным женевского бюро статистики в 2012 году на работу в Женеву ежедневно приезжало около шестидесяти пяти тысяч человек. Для сравнения: в 2002 году в Женеве работало около 32 тысяч человек, то есть это число удвоилось. Если процесс будет идти прежними темпами, то в 2020 году ежедневно в Женеву будут приезжать уже сто тысяч человек. В часы пик пробки на автотрассах, связывающих Женеву с Францией, становятся практически повседневным явлением. Там, где у швейцарца, живущего в пригороде Женевы, раньше на то, чтобы добраться на работу и с работы, уходило пятнадцать минут, сейчас может уйти час и больше. Пробки в Женеве уже стали притчей во языцех. Увеличение количества транспорта ведет к загрязнению окружающей среды, о чем с тревогой говорят представители экологических организаций. 

    Сегодня проблема мигрантов вышла на первое место среди проблем, волнующих швейцарцев. Этим поспешили воспользоваться представители право-популистских партий, и прежде всего Народной партии Швейцарии (UDC). В 2013 году она выдвинула инициативу, которая получила весьма многозначительное название «Против массовой иммиграции».  По мнению представителей Народной партии уже не первый год ведущих активную компанию в поддержку ограничения притока иностранцев в страну, именно обилие иностранцев приводит к нехватке жилья и росту цен на него, к повышению нагрузки на социальную систему, к снижению зарплат, к ухудшению криминальной обстановки, к деградации экологической среды. Словом, все беды от беженцев, мигрантов и от иностранцев, приезжающих даже на временную работу в Конфедерацию!

    В соответствии с этой инициативой число иностранцев, проживающих в каждом кантоне, должно быть ограничено и не должно превышать 10 процентов. Для Женевы с ее многонациональными корпорациями и международными организациями сделано исключение, и порог повышен до 25 процентов. Сегодня в кантоне Женева иностранцы составляют 39,1 процент населения. И еще 14,8 процентов проживают во французских приграничных районах. 

    Парламент и правительство Швейцарии призывали население отвергнуть инициативу. Справедливо указывалось на то, что принятие мер, предлагаемых в рамках инициативы, представляет угрозу отношениям с Евросоюзом. Введение ограничений на работу для иностранцев противоречит положениям Соглашения о свободном перемещении граждан, подписанного Конфедерацией с Евросоюзом в 1999 году и вступившего в силу в 2002 году. Отмечалось также, что швейцарская экономика во многом обязана своему процветанию притоку иностранной рабочей силы, и многие ее области напрямую зависят от иностранных трудящихся. Приведу такой пример: каждый второй работник кантонального госпиталя Женвы – француз.

     9 февраля 2014 года состоялся референдум, в результате которого инициатива «Против массовой иммиграции» получила поддержку большинства населения. Правда, это большинство относительно. Инициатива победила с перевесом приблизительно в 20 тысяч голосов. В референдуме приняли участие 55,8 процентов швейцарцев. Это очень много. Последний раз такая же активность была проявлена в 2005 году, когда жителям Швейцарии было предложено решить вопрос об участии страны в соглашениях Шенген и Дублин, регулирующих визовые вопросы и политику в области беженцев. Это лишний раз доказывает, насколько жителей альпийской страны волнуют вопросы притока иммигрантов.

  Одна из афиш референдума 9 февраля. На ней изображен швейцарский паспорт Бен Ладена!

 

Одна из афиш референдума 9 февраля. На ней изображен швейцарский паспорт Бен Ладена!Одна из афиш референдума 9 февраля. На ней изображен швейцарский паспорт Бен Ладена!

       Результаты референдума застали представителей власти врасплох. По всем прогнозам инициатива должна была быть отвергнута. Теперь у правительства есть три года для того, чтобы принять соответствующие законы, которые приведут к ограничению всех категорий иммигрантов и ввести соответствующие квоты. Это поставит под угрозу весь комплекс двусторонних договоров между Швейцарией и Евросоюзом. Эти законы неизбежно придут и уже пришли в противоречие с Соглашением о свободном перемещении и создадут немало трудностей для швейцарского правительства. Согласно одному из параграфов Соглашения с кодовым названием «гильотина» в том случае, если под ударом оказывается одно из соглашений, может быть аннулирован весь пакет договоренностей. А это и соглашения в области торговли и сертификации товаров (60 процентов внешней торговли Швейцарии приходится на страны Евросоюза), поставок продукции сельского хозяйства, а также в сфере взаимодействия железнодорожного и воздушного транспортов. Неправы оказались те, кто ожидал, что Швейцарии удастся избежать действия «гильотины». Уже заморожены программы, предусматривающие участие швейцарских ученых в исследовательских программах ЕС,  программа «Эразмус», обеспечивавшая обмен студентами, совместные проекты в области электроэнергии и некоторые другие. 

    Проблемы предстоит решать не только правительству. Предприниматели ожидают сложностей с подбором квалифицированной рабочей силы и предвидят удорожание бюрократических процедур, необходимых для усиления контроля над мигрантами и иностранцами, въезжающими в страну. 

    Как образно выразился министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер «Швейцария выстрелила себе в ногу». 

    Самое интересное, что уже после референдума опросы показали, что 74 процентов швейцарцев не хочет выхода Швейцарии из Соглашения о свободном перемещении. Парадоксально, но получается, что проголосовав против притока мигрантов, швейцарцы одновременно хотели бы сохранить возможность пользоваться благами, которые страна получает от пусть ограниченной, но все-таки интеграции в европейскую зону. Но совместить одно и другое невозможно. Об этом свидетельствует и недавняя история Швейцарии. В 1992 году, когда швейцарцы проголосовали за то, чтобы не присоединяться к Еврозоне, в течение десяти лет в экономике наблюдалась стагнация. В 2002 году, когда были подписаны соглашения с Европейским Союзом, в Швейцарии начался экономический подъем. 

    Вполне вероятно, что осознав это, маятник настроений жителей Швейцарии качнется в другую сторону. Возможно, еще не перевернута последняя страница в истории Швейцарии, принимающей беженцев и иммигрантов. Если и не с распростертыми объятиями, то, во всяком случае, с вежливой улыбкой.