Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ТАЙНЫ ШАТО Д’ОТВИЛЬ

 

Шато д’Отвиль (фото автора)
Шато д’Отвиль (фото автора)  

    Путешествуя по Швейцарии, постоянно слышишь французское слово «шато» (chateau). Чаще всего на русский язык это слово переводится как «замок». Но, честно говоря, не многие здания, гордо так именуемые, ими являются. Особенно, если до этого вы видели, допустим, замки Луары во Франции или замки Людовика II в Баварии. Еще слово «шато» переводят как «дворец». Например, chateau de Versaille  - Версальский дворец. Такого масштаба дворцов в Швейцарии тоже не найдешь. Виновато в этом, конечно, не только практическое отсутствие сословной аристократии, но и такие типичные для швейцарцев качества как нелюбовь к роскоши, осуждение излишеств, стремление не выставлять напоказ свою состоятельность, которые въелись им в кровь и плоть со времен Кальвина и о которых мы уже много писали. Поэтому правильнее всего, рассказывая о Швейцарии, называть ее шато – усадьбами, резиденциями. Собственно, и во Франции, словом «chateau» обозначали чаще всего именно загородную усадьбу аристократа.  

    И, тем не менее, даже в Швейарии встречаются шато, которые можно назвать дворцами. Один такой дворец - шато д’Отвиль (chateau d’Hauteville),  - находящихся не так далеко от Женевы, в сентябре 2015 года был выставлен на продажу, и мне удалось побывать в нем. Шато д’Отвиль, занимает почти тридцать гектаров и находится на холме над городом Веве. Видами никого в Швейцарии не удивишь, но такую панораму, которая открывается, когда вы выходите на площадку, где построена беседка, увидишь не часто. Женевское озеро, к которому на противоположной стороне спускаются французские Альпы, предстает здесь во всей своей красе.

Виды, от которых захватывает дух (фото автора)Виды, от которых захватывает дух (фото автора)

    Во времена Римской империи в этих местах  было поселение, Алтавилла (Altavilla). Когда в восемнадцатом веке производили раскопки, на территории усадьбы обнаружили могилу римского солдата. Найденные в захоронении оружие и бронзовые украшения были переданы в музей Лозанны, а некоторые предметы остались в семье владельцев усадьбы и были выставлены на продажу во время аукциона.

    В 1760 году те земли, где находится шато д’Отвиль, перешли в руки французского банкира-гугенота Филиппа Каннака (Philippe Cannac), бежавшего от преследований из соседнего Лиона в Швейцарию. Типичная история. Корни множества нынешних семейств швейцарских банкиров уходят к беженцам-гугенотам, покинувшим Францию в период, последовавший после отмены в 1685 году Нантского эдикта. Среди гугенотов было немало людей, не брезговавших иметь дело с деньгами, что, по мнению истовых католиков, считалось весьма постыдным. Так что не было бы счастья, так несчастье помогло: не было бы гонений на гугенотов во Франции, не  оказалось бы в Швейцарии такой  мощной банковской инфраструктуры.

Пьер-Филипп Канак (1705-1785)
Пьер-Филипп Канак (1705-1785)

    В 1767 году сын  банкира Пьер-Филипп Канак (Pierre-Philippe Cannac) расширил дом, построенный отцом, и усадьба стала такой, какой мы видим ее сегодня. За заслуги, оказанные банковским домом Каннак Германии, король Германии и император Священной  Римской Империи Иосиф II присвоил Пьеру-Филиппу титул барона, который и носили все владельцы усадьбы. А их было не так уж и мало. За двести пятьдесят лет сменилось одиннадцать поколений, и все это время усадьба оставалась в руках одного семейства. Это огромная редкость!

    Особой роскошью жизнь во дворце отличалась в начале девятнадцатого века. В 1810 году на бал в шато приезжала даже императрица Жозефина. Свадьба в 1811 году одной из дочерей барона продолжалась целую неделю. О торжествах, на которые съехались гости со всего мира, вспоминают в окрестных деревнях до сих пор. Устраивались и спектакли. Они  были так хороши, что на них стремились попасть именитые гости из-за границы. Так, здесь неоднократно бывал, принц Александр Прусский. Кстати, о качестве спектаклей дают представление сохранившиеся с тех пор костюмы, которые можно было увидеть во время выставки, проходившей в усадьбе накануне аукциона. 

Один из салонов шато д’ОтвильОдин из салонов шато д’Отвиль

    Множество драматических историй видели залы дворца. Одна из этих историй привела к тому, что история семьи д’Отвиль оказалась тесно связанной с историей одной из прославленных американских семей.

    Один из членов семьи д’Отвиль был женат на американке Элен Сиарс (Ellen Sears). Что-то не заладилось в жизни этой пары. Детали драмы, разыгравшейся в стенах дворца, никогда не стали достоянием широкой публики. Последовал развод. В результате развода бывшая баронесса уехала в Америку с сыном - Фредериком. Невиданный в те времена случай! По решению суда ребенка оставили матери. Это дело так и вошло в юриспруденцию как «дело д’Отвиль». Мальчик – Фредерик Сиарс Ле Гран д’Отвиль (Frederic Sears Le Grand d’Hautville) – вернулся в Швейцарию только после смерти отца, чтобы вступить в наследство. Почему мы так подробно рассказываем эту историю? Дело в том, что в США Фредерик д’Отвил сделал блистательную военную карьеру во время Гражданской войны между Севером и Югом, воюя на стороне северных штатов. Но самое главное, Фредерик был женат на внучке генерала Александром Макомбом (Alexandre Macombe) - одного из самых знаменитых участников англо-американской войны 1812-1815 годов[1]. Этот прославленный генерал к тому же был в родстве с французским королем Генрихом  IV. Александр Макомб завоевал славу как победитель англичан в битве при Платтсбурге, за что получил в 1815 золотую медаль, выбитую специально в его честь и врученную ему лично президентом США Джеймсом Мэдисоном.

    Эта медаль также была выставлена на продажу наряду с множеством других уникальных предметов и документов американской истории. Удивительно, но многие из этих документов были найдены совершенно случайно. Дело в том, что внучка Александра Макомба, последовав за мужем в Швейцарию, привезла сюда семейный архив. Его бережно хранили, но потом о нем как-то позабыли. И вот, когда готовился аукцион, в подвале дома нашли сундук, в котором оказались уникальные документы американской истории 18-19 веков, например различные акты, на которых стоят подлинные подписи первых американских президентов: Джефферсона, Вашингтона, Адамса. Там хранились даже старинные флаги, под которыми сражались войска Северных Штатов во время Гражданской войны, а также уникальные фотографии и многое, многое другое. Надо ли говорить о том, что в зале, где были выставлены все эти в полном смысле слова сокровища, слышалась американская речь и постоянно звучали вопросы.

- А когда будет проходить продажа американских реликвий?

- А где оставить заявку на участие в аукционе?

    Мы, конечно, спустились и в подвал усадьбы, чтобы посмотреть на то место, где были найдены документы. Подвал внушителен. Там стоят не только огромные – мы таких еще не видели – бочки для хранения вина, но имеется и несколько комнат, больше похожих на тюремные камеры. В отличие от камер там нет никаких окон – ни выходящих на улицу, ни даже маленьких окошечек в дверях. Рассказывают, что в этих помещениях владельцы дворца запирали … Кого? На сколько? На эти вопросы сможет вам ответить только ваша фантазия.

Обеденный зал шато д’Отвиль
Обеденный зал шато д’Отвиль

    Последней владелицей усадьбы была баронесса Эдит Гранд д’Отвиль. После ее смерти в 2014 году двенадцатое поколение наследников решило выставить дворец на продажу. Причина? Сложно и дорого содержать. Устроить гостиницу? Была и такая идея, ведь во дворце больше тридцати комнат. Оказывается невозможно: во дворце, объявленном национальным достоянием, невозможно провести необходимую реконструкцию, нельзя, например, устроить столько ванных комнат, сколько нужно для отеля. Многие считают  что кантон Во, к которому административно принадлежит усадьба, мог бы приобрести ее и открыть там музей изящных искусств. Эта идея, казалось, завоевала умы и сердца жителей Во, но администрация кантона заявила, что это не входит в ее планы. Многих такое решение удивило и расстроило, тем более, что уже имеется весьма удачный опыт подобной покупки. Так, тот же кантон Во приобрел у его владельцев шато Пранжэн (chateau de Prangin) и там открыт Национальный музей Швейцарии, пользующийся большой популярностью у публики.

    Дворец д’Отвиль был официально выставлен на продажу. Точная цена усадьбы В печати сумма, запрошенная за усадьбу, варьировалась: от 37 миллионов до 50 миллионов швейцарских франков. Это не так уже и дорого, если вспомнить о почти 75 миллионах, заплаченных не так давно представительницей одного правящего среднеазиатского семейства за гораздо меньшую виллу в Женеве.

    И вот, в середине сентября, в преддверии аукциона, ворота шато д’Отвиль, были открыты для широкой публики. Я приехала в шато в первый же день пораньше с утра, но уже с трудом отыскала место, где можно было запарковать машину. Посмотреть на знаменитый дворец, видевший в своих стенах множество исторических личностей, приехали и из соседних стран – я видела множество машин с немецкими, французскими, итальянскими и бельгийскими номерами.

Необычное явление – очередь в Швейцарии (фото автора)
Необычное явление – очередь в Швейцарии (фото автора)

    Была и машина, которая заняла бы достойное место на аукционе д’Отвиль, если бы владелец решил бы от нее избавиться. Так, на наших глазах в ворота усадьбы въехал удивительный Бентли, у которого помимо традиционного логотипа - крыльев и буквы "B" - имелось дополнение в виде головы Ленина! Не думаю, что есть еще второй экземпляр этой машины! Причем, что поразительно, владелец - не русский! Я собирались подойти к нему и расспросить, его ли это идея, но водителю не повезло. Он, судя по толстенным стеклам очков, обладал не слишком хорошим зрением, и, паркуясь на газоне, поскольку мест для всех машин на стоянках уже не хватало, не заметил металлический прут, торчавший из земли, и пропорол бок Бентли. Явно расстроенный он в сердцах захлопнул дверь и зашагал к входу в усадьбу. Мне показалось неудобным в такой момент лезть к нему с расспросами. Так и останется загадкой, кто и почему создал этот, как сострил один наш знакомый, памятник Ильичу на колесах!              

Памятник Ильичу на колесах й (фото автора)Памятник Ильичу на колесах й (фото автора)

    Побывать в шато д’Отвиль было все равно, что сходить в музей, с тем отличаем, что в музее экспозиция создана искусственно, а здесь большинство вещей находилось там, где и при жизни владельцев. Даже отвернув ковер, чтобы посмотреть его качество, мы увидели, что паркет под ним чуть темнее. Сколько же лет он пролежал там? Сотню? Больше?

    Посмотреть было что! Уникальная библиотека, в которой собраны тысячи редчайших книг. Я с удовольствием полистала редчайшую книгу, написанную в начале восемнадцатого века неким Олеариусом о его путешествии в Московию[2]. Там было столько замечательных гравюр с изображением множества русских городов, а также гравюры, иллюстрирующие жизнь в России того времени так, как ее увидел автор.

Библиотека шато
Библиотека шато

    Многочисленные залы дворца были заполнены старинной мебелью, провенанс которой гарантирован, что делало ее особенно ценной. Было и множество серебра – от довольно примитивных столовых приборов для повседневного пользования до изысканнейших изделий знаменитых ювелирных фирм Франции и Швейцарии. Фаянс, бронза и фарфор, люстры и ковры – все это там имелось в избытке и на любой вкус. Меня также поразила выставленная на продажу одежда, которую носили члены семьи д’Отвиль в восемнадцатом и девятнадцатом веках. Она выглядела так, будто она не пролежала несколько веков в сундуках, а ее только что сняли с плеч барона или баронессы д’Отвиль.  

Туалеты баронесс д’Отвиль (фото автора)
Туалеты баронесс д’Отвиль (фото автора)

    После окончания аукциона, который проходил в эти выходные в шато д’Отвиль, его устроители распространили пресс-релиз, в котором подвели некоторые итоги. За три выставочных дня шато д’Отвиль посетило около одиннадцати тысяч человек! Эта цифра нас не удивила. Для того, чтобы войти во дворец нам пришлось отстоять длиннющую очередь. А это было в первый час открытия выставки! Практически все лоты были проданы на общую сумму более четырех миллионов швейцарских франков. Большинство лотов ушло за цену в четыре-пять раз превышающую их первоначальную оценку. Но были поставлены и рекорды. Так, например золотая медаль генерала Макомба, о которой мы рассказали, ушла за двести тридцать одну тысячу швейцарских франков, в то время как ее изначальная оценка составляла двадцать – тридцать тысяч франков. Таким образом мужчина, лично присутствовавший на торгах заплатил под аплодисменты зала в одиннадцать раз больше того, что предполагалось.

Барон Филипп Гран д’Отвиль
Барон Филипп Гран д’Отвиль  Старший из наследников дворца д’Отвиль, барон Филипп Гран д’Отвиль, на вопрос журналистов, сожалеет ли он о продаже семейного гнезда, которому больше двухсот пятидесяти лет, ответил примерно следующее: «А зачем он мне? Устраивать там балы? Мне, жившему в арабских шатрах, это неинтересно». Этот 77-летний барон вел жизнь отнюдь не такую, которую можно вообразить, зная, где он родился. Ходил в обычную школу в Веве, причем ездил туда на поезде, и очень удивился, увидев фотографию семейного шато в учебнике по истории Швейцарии. Всю жизнь работал в гуманитарной организации - Международный Красный Крест и Полумесяц, причем в таких нелегких странах как Алжир, Ирак, Иран, Ирландия и других. По его словам, часто оказывался в очень сложных и драматических ситуациях. В последние годы занимал пост директора Женевского общества Красного Креста, а также был генеральным секретарем общества Pro Victims, задачей которого является оказание помощи жертвам насилия, в первую очередь, женщинам. Судя по всему, жизнь последнего барона д’Отвиль в точности соответствует девизу, который можно увидеть на фамильном гербе: Fies per Grandia Grandi”. Наверное, по-русски этот девиз будет звучать так: «Стань великим, совершая великие дела». 

Каталог аукциона с гербом семейства д’Отвиль
Каталог аукциона с гербом семейства д’Отвиль


[1] Вооруженный конфликт между США и Великобританией, развернувшийся в период наполеоновских войн. В США он известен как «вторая Война за независимость», поскольку победив Великобританию, Соединенные Штаты утвердили свой статус суверенного государства.

[2] Olearius, Adam. Voyage très curieux et très renommez faits en Miscovie, Tatarie et Perse. Leide, Pierre Van der Aa, 1718.