Меняются литературные стили, в литературе утверждаются новые имена, но тема Швейцарии продолжает фигурировать в произведениях мастеров слова разных стран.

Парадоксально, но лишь французская писательница со швейцарскими корнями, прожившая много лет в Швейцарии, написала об этой стране чрезвычайно мало. Многие уже догадались, что речь идет о мадам де Сталь. И тем не менее она все-таки внесла свою лепту в создание «швейцарской легенды».

 

Мария-Элеонора Годфруа. Портрет Анны-Луизы-Жермены Некер, мадам де Сталь. 1818

 

Для тех, кто забыл биографию писательницы, напомню вкратце. Ее настоящее имя — Анна-Луиза Жермена Неккер. Родители были швейцарцами: отец — выходец из Женевы, а мать – родом из небольшой деревни под Женевой – Крассье.  Эта деревушка находится совсем рядом с Коппе, где впоследствии Неккер приобрел замок. Именно там он и поселился вместе с женой, выйдя в отставку. Сначала Жермена бывала в Коппе у родителей лишь наездами, но в итоге была вынуждена провести там долгие годы ссылки.

 

Замок семьи Неккер в Коппе. Вид со стороны сада (фотография автора)

 

Почему она оказалась в ссылке? По вине Наполеона, с которым писательница сначала заигрывала, а потом рассорилась. Слишком многое разделяло их. Императора шокировали независимость и вольный, если не сказать большего, образ жизни писательницы. Наполеону импонировали совсем иные представительницы слабого пола. Переломным моментом стало Восемнадцатое брюмера (9 ноября 1799 года) – дата, которую сегодня принято считать концом Французской революции. Наступившая вслед за этим политическая реакция провела непроходимую черту между Бонапартом и де Сталь, которая ратовала за конституционную монархию. Вечера в ее салоне стали напоминать заседания противников «узурпатора», как все чаще называли Наполеона. Такого Наполеон ей, конечно, простить не мог: Жермене де Сталь было предписано покинуть Париж.

Писательница отправилась в вояж по Германии и Италии, но болезнь отца, оказавшаяся смертельной, заставила ее в 1804 году отправиться в Коппе. Короткий визит затянется на десять лет. Годы, проведенные ею здесь, будут очень разнообразными: отчаяние перемежается всплесками надежды, периоды бурного творческого подъема сменяются спадами; случаются поездки за пределы Швейцарии.

Живя в Коппе, она много работает Особый резонанс из написанного в этот период, получил не сентиментальный роман «Корина или Италия», а серьезный трактат «О Германии». В книге мадам де Сталь рассказывает о своих встречах с немецкими писателями – Гете, Шиллером, – восхваляет немецкий романтизм, противопоставляя его чуждому для нее реализму, воцарившемуся во Франции. Эта книга открыла французам немецкую литературу и философию, ранее им почти не известные. Жермена де Сталь дала очень высокую оценку немецкой культуры и заявила о ее огромном значении для Европы. Я думаю, понятно, насколько неожиданным был такой шаг именно со стороны французской писательницы.

Не случайно Гете с таким энтузиазмом отозвался об этом произведении: «Книга мадам де Сталь была тараном, пробившим широкую брешь в китайской стене из старых предрассудков, возвышавшейся между Францией и нами. Благодаря этой книге пробудился интерес к нам как по ту сторону Рейна, так и по ту сторону Ла-Манша»[1].

 

Титульная страница второго издания книги «О Германии». Париж. 1814 год

 

Издав книгу тиражом в 10 тысяч экземпляров, Жермена де Сталь направила один экземпляр Наполеону, сопроводив его письмом с просьбой об аудиенции. Удивительная наивность! Она полагала, что ее рассуждения о необходимости жителям разных стран знать культуру друг друга, заставят задуматься Наполеона. Вероятно, она также надеялась, что император оценит ее мысль о том, что духовное общение народов – необходимое условие прогресса.

Идеи, которые произвели сильное впечатление на немецкого поэта, не могли понравиться французскому императору. Его реакция была вполне предсказуемой. Он воспринял трактат, прежде всего, как пропаганду немецкой литературы и культуры в целом. И его трудно обвинять в такой оценке. Другое дело, какие шаги он предпринял после этого. Он не только запретил книгу, но и повелел уничтожить весь ее тираж. У мадам де Сталь, к счастью, сохранился экземпляр, по которому в Лондоне в 1813 году было подготовлено второе издание книги.

Именно в трактате Жермены де Сталь «О Германии» нашлось место для нескольких страниц, посвященных родине ее предков. Надо сказать, что дважды, говоря о Швейцарии, писательница не без некоторой доли сарказма отмечает, что в этой стране рождаются скорее мудрые, нежели великие люди: «…в Швейцарии больше гражданского духа, чем в Германии, больше патриотизма, больше энергии, больше согласия между мыслью и чувством, но вместе с тем малые размеры государства и бедность страны отнюдь не способствуют появлению гениев…»[2]

Эта же мысль встречается в трактате еще раз, когда де Сталь очень поэтично описывает поездку в Интерлакен. Отправилась она туда с друзьями, чтобы присутствовать на грандиозном празднике, который, как пишет де Сталь, был посвящен памяти основателя города Берн[3].

Отрывок из трактата де Сталь, посвященный этому событию, был переведен на русский язык и опубликован в журнале «Вестник Европы» в 1814 году под заголовком: «Праздник в Интерлакене» (Из новой книги: De l’Allemagne par Mme Staёl). Поскольку, как мне кажется, трактат «О Германии» мало знают современные российские читатели, я позволю себе привести несколько отрывков, иллюстрирующих то, с каким теплом и даже восхищением говорит Жермена де Сталь о швейцарцах.[4]

«В вечеру, на канун праздника, развели огни на горах: так некогда освободители Швейцарии подали сигналь к святой брани за отечество. Пылающие на вершинах огни уподоблялись месяцу, когда он восходить из-за горы, являясь в полном стяни и в мирном своём течении. Казалось, что новые светила загорались в небесах, чтобы только быть свидетелями трогательнейшего зрелища в мире.

Этот праздник в горах под Интерлакеном подобен тому, на котором всего, довелось присутствовать Жермене де Сталь.  Старая фотография (из коллекции Бегловой Н.)

 

  В день праздника погода была тихая, но мрачная; надлежало, чтобы природа соответствовала умилению всех сердец. Назначенное для игр место окружено холмами, усеянными деревами, а за холмами простираются горы до неизмеримой отдаленности. Все зрители, около шести тысячью, сели на покатостях холмов, и разноцветные одежды уподоблялись издали рассыпанным по долине цветам. Никогда приятнейший вид не возвещал праздника.  < > Когда все зрители сошлись, вдали показался торжественный ход, достойный сего имени; ибо он имел в виду посвящение народной свободы и поклонение минувшим векам. Приятная музыка играла, чиновники шли перед поселянами и молодыми крестьянками, одетыми по древнему живописному костюму каждого кантона; алебарды и прапоры несли впереди люди, сединами покрытые и одетые, как во время заговора, за пять столетии перед темь. Сердце трогалось при видь сох мирных знамён, которых стражами были старцы. Древность изображалась в лиц сих мужей, для нас старых, но столь молодых перед лицом веков! < >

< > Небогатая земля, с немногими владениями, без роскоши, блеска и могущества, всегда любима жителями, как истинный друг, скрывающий в безвестности свои добродетели и посвящающий их благополучию, любезных ему людей. В течении пяти столетии видим в Швейцарии более мудрых поколений, нежели великих мужей. Нет места для исключения, когда все вообще счастливы. Кажется, будто предки сего народа еще царствуют в их отечестве: всегда он уважает их, подражает им, возобновляет их в мире. Простота нравов и приверженность к древним обычаям, благоразумие и постоянство в образ жизни, сближают с нами минувшее и приводят нас в присутствие будущего. <> Дни человеческие протекают в сих долинах, подобно как их реки; новые волны несутся, последуют тому же движению; да не перервется их мирное течение! Да торжествуют чаще подобные праздники у подошвы Альпийских гор! Иностранец удивляется им, как диву природы; а Швейцарец любит их, как убежище, где старшины и отцы пекутся вместе о благе граждан и детей»[5]

Ни одно из произведений де Сталь не вызвало такого интереса, как книга «О Германии». Уже известную писательницу, оно сделало выдающейся! Тот же Вестник Европы предварил публикацию, из которой я привела цитаты, вот таким анонсом: «Известно, что сия книга почитается лучшим творением госпожи Сталь, которая, без всякого сравнения, есть первая женщина-автор своего века[6]

В России эта книга стала настольной для многих поколений образованных людей. Вспомним вот эти строки из «энциклопедии» российской жизни – «Евгения Онегина» Пушкина:

 

Он знал немецкую словесность
По книге госпожи де Сталь…

 

О чем это говорит? Евгений Онегин, а значит и сам Пушкин почерпнул свои знания о немецкой литературе, именно из этой книги.

 

Боровиковский В. Л. «Портрет Анны-Луизы-Жермены де Сталь» (1812) Государственная Третьяковская галерея.

 

Хорошо известно, что Пушкин встречался с писательницей во время ее пребывания в России в 1812 году. Многие знают о том, что он описал встречу с ней в своем произведении «Рославлев». Пушкин не просто ценил де Сталь, а восхищался ею. Об этом свидетельствует, например, отзыв Пушкина на книгу «Десятилетнее изгнание», в которой писательница рассказывает в том числе и о своих впечатлениях от поездки в Россию: «Взгляд быстрый и проницательный, замечания разительные по своей новости и истине, благодарность и доброжелательство, водившие пером сочинительницы, – все приносит честь уму и чувствам необыкновенной женщины». И еще одно очень оригинальное высказывание Пушкина о де Сталь: ее «удостоил Наполеон гонения, монархи доверенности, Байрон своей дружбы, Европа своего уважения». Можно также напомнить о предостережении Пушкина одному из критиков, раскритиковавших писательницу: «Мадам де Сталь наша, не трогайте ее!»

Книга «О Германии» актуальна и по сей день. Разве не приходится вновь и вновь доказывать, что знакомство с культурой другого народа непременное условие свободного развития каждой страны? Разве не сталкиваемся мы сегодня с новыми и новыми попытками возвести очередную китайскую стену и отгородится от остального мира, объявив лишь свои традиции и культуру уникальными и неповторимыми? И сегодня, спустя более двухсот лет со дня написания книги, приходится доказывать, что презирать иную культуру, иные традиции означает вредить прежде всего собственной культуре.

В заключение – о вопросе, который меня долго мучил. Меня удивляло, почему Жермена де Сталь написала о Германии, а не о Швейцарии?  Мне кажется, я нашла ответ, прочитав биографию Жака Неккера. Оказывается, его отец был уроженцем Бранденбурга. Вероятно, Жермена де Сталь считала, что в ее жилах больше немецкой крови, чем какой-либо другой. Но для всего мира ее отец, где бы ни были его корни и где бы он ни достиг высочайших постов – швейцарец. Ее мать, в девичестве Сюзанна Кюршо, также чистокровная швейцарка. Кстати, она была незаурядной женщиной, не чуждой писательству.[7] Да и сама Жермена де Сталь столько лет провела в Коппе, что этот замок по праву называют ее второй родиной. В этом имении покоится ее прах, так же, как и прах ее родителей.

 

Замок Коппе. Так он выглядел во времена пребывания там Жермены де Сталь.

 

Так что образ Жермены де Сталь – одной из самых выдающихся женщин эпохи Французской революции, которую Генрих Гейне полушутя-полусерьезно назвала «Робеспьером в юбке», неразрывно связан со Швейцарией! Естественно, ее описание жизни Швейцарии вызывало еще больше доверия, чем описания тех, кто провел здесь лишь пару недель или месяцев. Ее слова о том, что в этой стране царит приверженность древним обычаям, что здесь старейшины пекутся о благе граждан, как о благе детей, вызывали доверие. А уж когда она написала, что благоразумие и постоянство швейцарцев делает их подлинно счастливыми, она еще более укрепила легенду о Швейцарии как о стране, где живут мудрые, свободолюбивые и подлинно счастливые люди.

 

 

 

 

 

 

[1] Г. Рабинович. ЖЕРМЕНА ДЕ СТАЛЬ (1766—1817) в книге «Писатели Франции.» Сост. Е.Эткинд, Издательство «Просвещение», Москва, 1964 г.

[2] Цитата по: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=449

[3] Берн был основан герцогом Церингенским Бертольдом V в 1191 году.

[4] Все цитаты приведены в соответствие с современными нормами орфографии и пунктуации

[5] «Вестник Европы», No. 19, 1814

http://az.lib.ru/s/stalx_a_d/text_1814_prazdnik_oldorfo.shtml

[6] «Вестник Европы», т. 73, 1814

http://az.lib.ru/s/stalx_a_d/text_1814_novoe_sochinenie_oldorfo.shtml

[7] Беглова Наталья «Россия и Женева. Сплетение судеб». Очерк «О любви к велосипеду, магазинам «Deuxième mains». Москва, Аспект Пресс. 2019.

А также: Беглова Наталья «Чего мы не знали о мадам де Сталь». «Наша газета». 21.02. 2014