Руссо пробудил интерес русских к Швейцарии, Карамзин и Жуковский проложили дорогу русским путешественникам в эту страну. Конечно, до массового туризма еще очень и очень далеко, но после окончания наполеоновских войн и урегулирования ситуации в Европе, все больше и больше русских, отправляясь в Европу, считает необходимым посетить и Швейцарию. Она манит своей чудной природой, возможностью увидеть уникальные по красоте месте.

Лори, Матиас Габриэль (сын), Юрлиман, Иоганн. Водопад Штауббах. Гравюра, раскрашенная акварелью. 1822. Швейцарская национальная библиотека, Берн

 

        Русская поэзия XIX века достойно продолжила дело, начатое швейцарскими поэтами восемнадцатого века Альбрехтом фон Галлером и Соломоном Гесснером по воспеванию альпийской природы. Правомерность подобного утверждения становится о очевидной, если вы почитаете стихи русских поэтов, посвященные Швейцарии. Тема сказочной красоты Новой Аркадии, особенно ее горных пейзажей, присутствует в них постоянно. Напомним, что в основании «швейцарской легенды» лежит именно Alpenbegeisterung («восхищение Альпами»)». В данном очерке я ограничусь тем, что приведу отрывки стихотворений лишь нескольких русских поэтов, писавших об Альпах.

        Алексей Степанович Хомяков, русский поэт, художник и философ, оказался в Швейцарии в 1862 году. Уезжая в Италию через Беллинцону[1], Хомяков пишет стихотворение «Isolls Bella», где есть и такие строфы:

И Альпов цепь могущим кругом
Его от хлада стережет,
И ярко в небе блещут льдины,
И выше сизых облаков
Восходят горы исполины
Под шлемом девственных снегов.

 

        Поэт-декабрист Александр Иванович Одоевский никогда не бывал в Швейцарии, но, вероятно, мечтал там оказаться. Иначе трудно объяснить, почему этот блестящий корнет лейб-гвардии Конного полка, из княжеского рода Черниговских, написал стихотворение, посвященное швейцарскому горному перевалу. И еще удивительнее, где он его написал.  Будучи членом Северного общества, Одоевский принял участие в восстании на Сенатской площади. Был арестован, приговорен к 12 годам каторжных работ, провел несколько месяцев в одиночной камере Петропавловской крепости, а оттуда сначала отправлен на каторгу в Читинский острог, а затем в сентябре 1830 года переведен в тюрьму Петровского Завода. И вот там в 1831 году он создает стихотворение «Сен-Бернар». Привожу его полностью, поскольку оно мало известно.

 

Во льдиных шлемах великаны
Стоят, теряясь в облаках,
И молний полные колчаны
Гремят на крепких раменах;
Туманы зыбкими грядами,
Как пояс, стан их облегли,
И расступилась грудь земли
Под их гранитными стопами.
Храните благодатный юг,
Соединясь в заветный полукруг,
Вы, чада пламени, о Альпы, исполины!
Храните вы из века в век
Источники вечно-шумящих рек
И нежно-злачные Ломбардии долины.

 

Одоевский написал стихотворение о перевале Сен-Бернар, где никогда не бывал
Акварель, начало XIX века

 

        Князь Петр Андреевич Вяземский – поэт, историк, литературный критик и государственный деятель – посетил Швейцарию в 1855 году и написал стихотворение, из которого приведу две заключительные строфы:

<>
Здесь серебра живого груды;
Здесь, неподдельной красоты,
На пиршестве земном сосуды —
Огромно-чудной высоты.

Своею выставкой богата
Неистощимая земля:

Здесь грановитая палата
Нерукотворного Кремля.

 

        Известный русский поэт Яков Петрович Полонский отправился в Швейцарию в 1857 году для того, чтобы, как ни странно, учиться живописи, это было его заветной мечтой. Он надеялся стать учеником швейцарского художника Калама, о котором мы еще будем рассказывать. Несмотря на явную одаренность поэта, Калам отказал ему, посчитав, что у Полонского нет изначальной базы для занятий живописью. И тогда Полонский в течение двух месяцев брал уроки у Франсуа Дидэ, учителя Калама. «Пребывание в Женеве с августа по октябрь в 1857 году, — писал он в одной из своих корреспонденции, — было самое счастливое время в моей жизни».[2]

        Правда, красоты Швейцарии оставили его равнодушным. Гораздо большее впечатление произвела на него Италия. Тем не менее, он посвятил Швейцарии стихотворение, и, хотя оно называется «На Женевском озере», в нем не обошлось без гор.

 

У него на родине
Ни озер, ни гор,
У него на родине
Степи да простор.
Из простора этого
Некуда бежать,
Думы с ветром носятся,
Ветра не догнать.
 

        У знаменитого русского поэта Федора Ивановича Тютчева есть несколько стихотворений, в которых фигурируют горы. Но мы упомянем лишь одно из самых известных — «Утихла биза… Легче дышит…». Я довольно подробно рассказывала об обстоятельствах жизни писателя, связанных с этим произведением, в своей книге «Россия и Женева. Сплетение судеб»[3]. Повторяться не буду, скажу лишь, что в 1864 году, когда стихотворение и было написано, Федор Иванович, приехал на берега Женевского озера в надежде найти успокоение после смерти любимой женщины, скончавшейся в том году. Именно о ее могиле на Волковом кладбище идет речь. Вот отрывок из него.

 

А там в торжественном покое,
Разоблаченная с утра,
Сияет Белая гора,
Как откровенье неземное.
Здесь сердце так бы всё забыло,
Забыло б муку всю свою, —
Когда бы там – в родном краю, —
Одной могилой меньше было…

 

        В 1885 году Дмитрий Сергеевич Мережковский – в будущем известнейший русский писательпоэт, историкрелигиозный философ — отправился за границу, сопровождая предмет своего тогдашнего увлечения Лидию Константиновну Давыдову[4]. Роман этот довольно скоро закончился, что, как выяснилось, было и к лучшему. Ведь вскоре Мережковский встретит Зинаиду Гиппиус, с которой проживет, как писала сама Гиппиус, «52 года, не разлучившись ни на один день». Мережковский посетит Швейцарию еще раз вместе с Гиппиус в 1891 году, они заедут сюда, возвращаясь из длительной заграничной поездки. Впечатления от Швейцарии воплотятся в нескольких произведениях, в том числе и стихотворении «На высоте». Известно не только то, что оно написано в 1885 году, но и место его написания – Юнгфрау.

Как бриллиантовые скалы,
Возносит глетчер груды льдин —
Голубоватые кристаллы
Каких-то царственных руин.
И блещут — нестерпимо ярки —
Из цельной глыбы хрусталя
Зубцы, готические арки
И безграничные поля…

<> 

А там вдали, как великаны,
Утесы Шрекгорна встают
И одеваются в туманы,
И небо приступом берут.

 

Красавица Юнгфрау, очаровывавшая не одно поколение русских писателей и поэтов.
Лори, Матиас Габриэль (сын). Вид на город Унтерзен и Юнгфрау.
Акварель 1829. Швейцарская национальная библиотека, Берн

 

        Великий русский писатель и поэт Иван Алексеевич Бунин впервые оказался в Швейцарии в 1900 году. В сентябре этого года тогда еще совсем молодой Бунин отправился в свою первую заграничную поездку. В маршруте путешественника – Германия, Франция и Швейцария. Приехав на берега Женевского озера, он остановился в отеле «Солнце» (hotel du Soleil) небольшого городка, находящегося не так далеко от Женевы – Селиньи [5](Céligny). Кстати, этот отель до сих пор сохранился.

 

Отель «Солнце», Селини. Здесь останавливался Иван Бунин
Старая фотография

 

        В годы эмиграции Бунин несколько раз проездом оказывался в Швейцарии – в Цюрихе и в Женеве, — но именно во время первого посещения швейцарская природа, в том числе и горы Бернского Оберланда, где ему также удалось побывать, произвели неизгладимое впечатление на писателя и поэта. Как вспоминала его жена Муровцева-Бунина, «об этих днях не только впоследствии, бывая в Швейцарии, но и перед смертью вспоминал Иван Алексеевич»[6].

        Я уже рассказывала о прекрасных строках, которые Бунин посвятил Женевскому озеру в своем рассказе «Тишина».[7]  Но сегодня разговор идет о горах, поэтому приведу отрывок из бунинского стихотворения «Эйгер», написанного в середине ноября 1900 года в Гриндельвальде.

 

С высоты сияет небосклон —
И встает над бездною туманной,
Весь в огне и славе первозданной,
Древний Эйгер, как господний трон.

 

Именно отсюда открывается самый хороший вид на вершины Эйгер, Мёнх и Юнгфрау.
Лори, Матиас Габриэль (сын), Юрлиман, Иоганн. Венгенальп. 1822.
Швейцарская национальная библиотека, Берн

 

        И закончу я еще одним стихотворением того же Бунина — «Зимний день в Оберланде», написанным чуть позже, в 1902 году.

 

Лазурным пламенем сияют небеса…
Как ясен зимний день, как восхищают взоры
В безбрежной высоте изваянные горы, —
Титанов снеговых полярная краса!
На скатах их, как сеть, чернеются леса,
И белые поля сквозят в ее узоры,
А выше, точно рать, бредет на косогоры
Темно-зеленых пихт и елей полоса.
Зовет их горный мир, зовут снегов пустыни,
И тянет к ним уйти, – быть вольным, как дикарь,
И целый день дышать морозом на вершине.
Уйти и чувствовать, что ты – пигмей и царь,
Что над тобой, как храм, воздвигся купол синий
И блещет Зильбергорн, как ледяной алтарь!
 

        Подведем некоторые итоги. Русские поэты, как мы уже говорили в начале очерка, очарованы альпийскими пейзажами. Они «восхищают взоры», это – «полярная краса»,  «откровенье неземное». Но не это главное. Поэты не просто очарованы горами, нет. Для них Альпы — это совершенно фантастический мир, который в иерархии власти находится выше мира человеческого. У Хомякова, Одоевского и Мережковского там живут «исполины» и «великаны». Значит именно в мире гор надо искать спасенье, там можно укрыться под сенью всех этих исполинов, а вот в стране, где нет гор, как утверждает Полонский, – «некуда бежать». У Вяземского Альпы – это прибежище царей, где есть своя «грановитая палата Нерукотворного Кремля». Бунин доводит эту тему до кульминации: здесь воздвигнут «ледяной алтарь», именно здесь стоит «господний трон».

        Как представляется, русские поэты внесли в изначальный «швейцарский миф» — Alpenbegeisterung («восхищение Альпами»)» — очень важный элемент. Для них горы – не просто часть красивого пейзажа, они – олицетворение прочности, надежности. Там обитают могущественные силы, которые могут защитить человека. Лицезрение вечных Альп внушает человеку спокойствие и уверенность в завтрашнем дне.

 

 
 
 
 

[1] Беллинцо́на (итал.  и романш. Bellinzona, лат. Bilitio) — город в Швейцарии. Главный город швейцарского кантона Тичино, расположен у подножия Альп.

[2] Я. П. Полонский. Стихотворения и поэмы. М., «Правда», 1986

Цитата по: http://az.lib.ru/p/polonskij_j_p/text_0040.shtml

[3] См. очерк «Тютчев. Море слез на берегах Женевского озера».

[4] Лидия Константиновна Давыдова – дочь умершего к тому времени К.А. Давыдова – директора Петербургской консерватории и А.А. Давыдовой, издательницы журнала «Мир Божий», переименованного вскоре в «Современный мир».

[5] Интересно, выясняя историю пребывания Бунина в Селини, я узнала, что в этом городе в начале XX века, Бенито Муссолини, вынужденный покинуть Италию, поселился в Селини и работал там каменщиком. Кроме того, в этом же городе жил и похоронен на местном кладбище американский актер Ричард Бертон.

[6] Шишкин М.П. Русская Швейцария. М., АСТ: Астрель. 2011. С. 387

[7] См. очерк «Кто из русских не любит Женевское озеро» в книге «Россия и Женева. Сплетение судеб».