Жан-Жак Руссо, безусловно, станет тем писателем, с которого начнется история легенды о швейцарском рае, рождение так называемого «швейцарского мифа»[1]. Именно после триумфального шествия по Европе его романа «Юлия, или Новая Элоиза» станет модным отправляться в Швейцарию, где для путешественников открывались бесконечные возможности полюбоваться на восхитительные пейзажи, отрешиться от городской суеты и попытаться «найти себя».

Но Руссо был не первым, кто воздал хвалу красоте природы Швейцарии, среди первопроходцев – соотечественник Руссо швейцарский естествоиспытатель и поэт Альбрехт фон Галлер (нем. Albrecht von Haller)[2]. Поскольку сегодня в России имя Галлера известно лишь узкому кругу специалистов, остановимся несколько подробнее на его биографии.

 

Иоганн Рудольф Хубер (Johann Rudolf Huber). Портрет Альбрехта фон Галлера. 1736. Холст, масло. Частная коллекция

 

Галлер родился в 1708 году в Берне в семье, пользовавшейся большим уважением в городе.  Очень рано стало очевидно, что отпрыск почтенной фамилии не посрамит своих предков. Сначала проявилось поэтическое дарование мальчика. В десять лет он начал писать сатирические стихи, в двенадцать — сочинять поэмы, подражая немецким авторам. Когда ему исполнилось пятнадцать лет, он написал героическую поэму о создании Швейцарского Союза.

Современники окрестили его «немецким Вергилием». Однако юноша, надо отдать ему должное, весьма критически относившийся к своему поэтическому дару, решил посвятить себя не литературе, а науке. И, как покажет будущее, его решение было верным. Галлер изучал медицину и естественные науки в Тюбингенском (Германия) и Лейденском (Голландия) университетах, совершил образовательные путешествия в Лондон и Париж. В 1728 г. он вернулся в Швейцарию и в Базеле изучал математику и физику. Вернувшись в родной Берн, Галлер, продолжавший сочинять сатирические стихи, позволил себе довольно резко критиковать находившихся в то время у власти в городе представителей знатных, как их называли тогда, патрицианских семей. В итоге он был вынужден покинуть родину и переехать в Германию.

В 1736 году Галлер был приглашен в только что открытый в Нижней Саксонии Гёттингенский университет, где возглавил кафедру медицины, анатомии, хирургии, а также преподавал ботанику. Работая в Гёттингене, Галлер завоевывает репутацию одного из самых известных ученых мира. Общеевропейскую известность он приобретает своими трудами по ботанике, физиологии, анатомии («Флора Швейцарии», «Первые начала физиологии»), а также блестящей педагогической деятельностью.

Император Франц I возводит его в дворянское достоинство, английский король назначает на должность государственного советника и делает своим личным врачом. Его наперебой приглашают работать в разные страны, в том числе и в Россию.  В 1776 году, незадолго до своей смерти, Галлер станет почетным членом Петербургской Академии наук.

В 1751 году Галлер, за несколько лет до этого заочно избранный членом Большого совета Берна – правительство города, и на протяжении многих лет продолжал вести там самую активную деятельность. Надо сказать, что в старости он в значительной степени отошел от прогрессивных идей молодости, активно критиковал просветительские идеи Руссо, в частности его «Общественный договор». Галлер даже способствовал тому, чтобы Руссо был вынужден покинуть остров Сен-Пьер, являющийся частью Берна. Великий философ, перебрался на Сен-Пьер, или Петеринзель, как его называют жители кантона Берн, в 1765 году[3] и жил в расположенном там монастыре до тех пор, пока бернские власти не попросили его вон. Сегодня этот монастырь превращен в отель. «Из всех мест, где мне довелось жить, ни одно не делало меня таким счастливым и ни одно не покидал я с такой грустью, как остров Сен-Пьер на озере Биль», — с сожалением написал Жан-Жак Руссо.

Умер Альбрехт фон Галлер в 1777 году. Заслуги его столь велики, что еще при жизни соотечественники стали величать Галлера «Великим». Не только соотечественники были такого мнения. Так, австрийский историк науки Йозеф Шультес в 1817 году напишет, что Галлер — «величайший человек своего времени и до сих пор не превзойдённый никем, кто жил после него». Особо высоко Шультес ценил работу Галлера «Флора Швейцарии», называя её бессмертным трудом.

На протяжении всей своей жизни Галлер занимался не только научной работой, но не прекращал и литературной деятельности. Особый успех ему принесло одно из его самых ранних произведений – поэма «Альпы» («Die Alpen»). Написана она была в 1729 году, а задумана годом ранее во время походов по горам, где он собирал материалы для своей работы по ботанике.

Поэма «Альпы» вошла в сборник «Опыты швейцарской поэзии» («Versuch schweizerischer Gedichte»), вышедший в 1732 году. Галлер был первым, кто в своих стихах воспел швейцарскую природу. Он детально описывает альпийский ландшафт: горы, ледники, водопады, альпийские луга. Галлер выступает в двух ипостасях: поэта и натуралиста; он пытается в одном произведении соединить поэтическое восприятие природы и научный анализ элементов ее составляющих.

Поэма прославила автора, еще при его жизни она была издана 30 раз! «Альпы» были переведены на французский, английский, нидерландский, итальянский, шведский языки. Полностью поэма на русский язык переведена не была. Правда, Николай Михайлович Карамзин, путешествуя в 1789 году по Швейцарии вспомнит Галлера и даже переведет прозой небольшой отрывок из его поэмы. Как это произошло? Оказавшись в деревушке Мейринген, Карамзин станет свидетелем праздника, устроенного селянами, отмечавшими помолвку молодых людей. Жениха и невесту Карамзин описывает так: «самая прекраснейшая чета, какую только вы себе вообразить можете». Вид красивых и счастливых селян, навеял Николаю Михайловичу воспоминания о Галлере: «Я радовался счастливою четою и в мыслях своих читал Галлеровы стихи (из его поэмы: «Die Alpen», то есть «Альпийские горы»): Здесь любовь пылает свободно, никакой грозы не страшася; здесь любят для себя, а не для отцов своих. Когда молодой пастух почувствует нежную страсть, которую прекрасные глаза легко воспаляют в веселом сердце, то уста его не таят ее. Пастушка внимает ему, сказывает свои чувства и следует движению своей склонности, если он достоин ее сердца; ибо сие движение, рождаемое приятностию и питаемое добродетелию, не постыдно для красавицы. Суетная пышность не тяготит страстных желаний; он любит ее, она его любит — сим заключается брак, который часто одною взаимною верностию утверждается; согласие служит вместо клятв, поцелуй — вместо печати. Любезный соловей поздравляет их с ближних ветвей; мягкая трава есть брачное ложе их, дерево — занавес, уединение — свидетель, и любовь приводит невесту в объятия молодого пастуха. Блаженная чета! Цари должны завидовать вам.»[4]

Как пишет замечательный советский и российский литературовед Юрий Михайлович Лотман, Швейцария рисовалась Карамзину «в тонах поэмы Галлера «Альпы» как патриархальная идиллия, а сочинения Руссо и Шиллера придали этим представлениям окраску гордого свободолюбия». [5]

В 1877 году в сборнике «Немецкие поэты в биографиях и образцах» появятся отрывки из поэмы Галлера в переводе Ф. Миллера. [6] Далее, рассказывая о поэме Галлера я буду использовать именно перевод Миллера.

Галлер не только описывает замечательные виды швейцарских Альп, но и говорит о том умиротворении, которое охватывает душу человека, оказавшегося здесь.

 

Вдали от суеты, усилий деловитых
Здесь мир души живет, свободный от забот.

 

Жители швейцарских Альп трудолюбивы и труд им в радость. Их простой, но здоровый образ жизни противопоставлен жизни людей в городе. И это противопоставление – отнюдь не в пользу жителей, пользующихся благами цивилизации.

<>

Они себе в трудах находят подкрепленье;
От праздности никто не растолстеет тут;
Работа будит всех — умы все занимает;
С охотой труд всем мил, с здоровьем лёгок он…
А кровь у всех чиста; никто здесь не бывает
Своим наследственным недугом заражён;
Вино здесь чуждо всем — никто его не знает,
Не гибнет от тоски, желудком не страдает.

 

А вот и гравюра швейцарского художника конца восемнадцатого века, вполне иллюстрирующая этот отрывок из поэмы Галлера.

Зигмунд Фреденбергер (Sigmund Freudenberger). Счастливые сельские жители. Гравюра, раскрашенная акварелью.  Художественный музей Берна

 

Надо признать, что жизнь швейцарцев изображена идиллически, можно подумать, что они находятся в мире, где по-прежнему царят нравы «золотого века». В то же время ему удается передать атмосферу простой и осмысленной жизни этих людей, близких к природе, умеющих довольствоваться малым.

 

Когда же вечерком все тени удлинятся
И Феб усталый лик в прохладу погрузит;
Насытившись травой, стада домой стремятся,
И на ночь их загнать пастух в хлева спешит;
Пастушка ждёт его, приветствует; невинной
Толпой малютки их резвятся подле них —
И, надоив себе молочной влаги, чинно
Садятся все за стол вкусить от яств простых.
Приправой голод им для пищи незатейной;
Насытясь спать идут, молясь благоговейно

 

Галлер вошел в историю литературы, прежде всего, благодаря своей поэме «Альпы», но при жизни были также широко известны его так называемые «политические романы»[7] и особенно его религиозно-философские поэмы.[8]  Эти поэмы были чрезвычайно популярны не только в Германии, но и повсюду в Европе. В 1786 в Москве, в «Типографической компании» Новикова[9] была издана поэма «О происхождении зла» в переводе Н.М. Карамзина, причем в подзаголовке значилось: «Поэма великого Галлера». Карамзин перевел Галлера прозой, а несколько позднее, в 1798 году уже стихотворный перевод на русский язык сделал студент Московской духовной академии Петр Иванович Богданов.[10]

Чем же привлекла поэма молодого – ему исполнилось лишь девятнадцать лет – Карамзина? Главное, что вызвало его энтузиазм, это идеи Галлера о свободной воле, сформулированное в этой поэме. Галлер утверждал: «Бог не любит никакого принуждения; мир со всеми своими недостатками превосходнее царства Ангелов, воли лишенных».[11]   К этой фразе Галлера Карамзин сделал такое примечание: «Мысль, полное внимание читателя заслуживающая. Свободная воля причинила падение человека, свободная воля токмо может и паки восстановить падшего; она есть драгоценный дар Творца, сообщенный Им тварям избранным».[12] Близким оказался молодому Карамзину и ответ, который дает Галлер на вопрос о том, что же является главным условием счастья человека? Швейцарский философ заявляет, что мало быть богатым и известным, недостаточно иметь много друзей. Лишь приверженность добродетели является залогом счастья: «Уклоняющийся от добродетели отказывается от щастия своего».[13]

Таким образом, благодаря Альбрехту фон Галлеру в легенде о Швейцарии уже появляются те его элементы, которые впоследствии разовьют Руссо и его последователи. Швейцария – это страна прекрасной природы, где люди могут жить гармонично и счастливо. Но немаловажно и то, что впервые озвучен философский составляющий элемент «швейцарской легенды»: люди здесь убеждены в том, что для счастья они должны быть свободны и добродетельны. Сколь же парадоксально, что в зрелые годы Галлер — человек, предвосхитивший в некоторых отношениях Руссо, станет его гонителем!

Галлер был не первым швейцарским литератором, которого ценил Карамзин и с которым познакомил русского читателя. В шестнадцатилетнем возрасте Николай Михайлович перевел стихи в прозе «Деревянная нога» Соломона Гесснера.[14]  Кто же такой этот Гесснер, пленивший юношу? Соломон Гесснер (Gessner Salomon) родился 1 апреля 1730 года в Цюрихе. Его отец был известным в городе издателем. Но удивительный факт: в школе Соломон настолько плохо успевал, что был признан негодным к продолжению занятий. Интересно, что особенно плохо давалось ему правописание. Тогда было решено отправить его в Германию, в Берлин, в издательство Шпенера для обучения книгоиздательскому делу. Видимо, сам отец не захотел возиться с нерадивым отпрыском. И вот там мальчик пристрастился к чтению. Особенно потряс его роман Д. Дефо «Робинзон Крузо», и первым литературным опытом Соломона стало подражание этому роману, имя автора которого гремело в то время по всей Европе.

 

Антон Графф (Anton Graff). Портрет Соломона Гесснера. 1765-1766. Холст, масло. Национальный музей Швейцарии, Цюрих

 

Прославился Гесснер как автор весьма необычных для того времени стихов в прозе. В 1756 году выходит сборник “Идиллий” (“Idyllen”), который принес ему настоящий успех. Постепенно из неудавшегося ученика Соломон Гесснер превратился в одного из самых известных писателей своего времени. Надо сказать, что Гесснер прославился еще и как отличный художник, иллюстрировавший в том числе и собственные литературные произведения.

В своих стихах Гесснер воспевал не только красоты швейцарской природы, но и создавал идеализированный образ жизни швейцарских крестьян, которые не только рачительные хозяева своей земли, но и патриоты, готовые в любой момент повторить подвиг Вильгельма Телля и защитить родину.

У Соломона Гесснера слова не расходились с делом. Прославляя в своих произведениях идеалы свободы, он и в жизни отстаивал идеи справедливости и патриотизма. В 1761 году было основано “Гельветическое общество” — объединение патриотически настроенных швейцарских граждан из состоятельных слоев населения, ставившее задачей установление культурных и политических связей между различными кантонами. Его члены проповедовали также необходимость общественно полезной деятельности, идеи Просвещения. Гесснер стал одним из самых видных деятелей этого общества. Так, в 1763 году он написал его программу. В ней содержался призыв к гражданам Швейцарии объединиться во имя идеалов свободы и независимости и выражалась надежда на то, что все швейцарцы вскоре “уже не будут чужими друг другу, между ними исчезнут робкое недоверие, предрассудки в отношении друг друга, и, где бы они ни находились, они станут приветствовать друг друга как братья”[15]

Почти всю жизнь Соломон Гесснер провел в родном Цюрихе, где и скончался в 1788 году. В 1793 в одном из парков Цюриха ему был сооружен монумент, который считается одним из первых патриотических памятников Швейцарии.

Сочинения Гесснера хорошо знали и в России. Так, Карамзин, высоко ценивший Гесснера, назвал его Альпийским Теокритом и так написал о нем в своей поэме «Поэзия»[16]

 

В восторге пел ты нам
Невинность, простоту, пастушеские нравы
И нежные сердца свирелью восхищал.

 

А Александр Тургенев[17] писал брату Николаю в 1827 г., что Гесснер «заставил Европу любить швейцаров и оставил в душе… неизгладимые впечатления о новой Аркадии».[18] Тот же Александр Тургенев, оказавшись в Цюрихе, отдал дань памяти Альпийскому Теокриту, отправившись в парк, где был установлен памятник Гесснеру.

 

Памятник Соломону Гесснеру в Цюрихе

 

Итак, уже в середине 18-ого века благодаря Альбрехту фон Галлеру и Соломону Гесснеру начинают обозначаться первые элементы «швейцарской легенды». Поэма Галлера «Альпы» несмотря на слабость ее литературного языка, окажется произведением, сыгравшим огромную роль в открытии Швейцарии европейцами, поскольку именно она впервые расскажет всему миру о прелести альпийской природы. Не случайно Галлера назовут «первым классиком альпийской литературы».[19]  Если до Галлера и Гесснера горы пугали, то после них – они манят. Отныне все новые и новые путешественники будут стремиться проникнуть в самые труднодоступные уголки швейцарских Альп и подробно описать их красоты. «Швейцарская легенда» поначалу концентрируется вокруг восхваления прекрасной альпийской природы, поэтому и получит название «Alpenbegeisterung» («воодушевление от Альп»).

Патриотизм, их любовь к свободе – вот еще элементы легенды, которые появятся уже в произведениях первых швейцарских авторов. В дальнейшем их разовьют и утвердят Руссо, Шиллер, Байрон, Карамзин и другие поэты и писатели разных стран. И будут делать это на протяжении трех столетий. Даже сегодня, несмотря на то, что история Швейцарии давала примеры, которые не всегда подтверждали эти характеристики гражданского общества страны, в сознании людей патриотизм и свободолюбие жителей альпийской республики остаются ценностями, которым они по-прежнему преданы.

Следует отметить также и то, что появление «Alpenbegeisterung» не только привело к зарождению в Европе представления о Швейцарии как о стране прекрасной природы, где живут достойные люди, преданные идеалам свободы, но «воодушевление от Альп» сыграло и важную роль в жизни самой Швейцарии. Оно способствовало консолидации общества, укреплению связей между кантонами, пониманию тех общих идей и ценностей, которыми следовало гордиться и которые следовало сохранять и преумножать.

 

 

 

 

[1] Впоследствии мы будем постоянно использовать выражение «швейцарская легенда» или «швейцарский миф» для обозначения целой системы в достаточной степени идеализированных представлений о Швейцарии, сформировавшихся в конце XVIII века и просуществовавших с небольшими изменениями до наших дней. О значении, которое вкладывается в понятие «швейцарский миф» подробнее см. Смекалкина В.В. «Русские путешественники в Швейцарии во второй половине XVIII- первой половине XIX в.» Диссертация на соискание степени кандидата исторических наук. Москва. 2014. С.8

[2] На французском языке его имя звучит и пишется несколько иначе – Альбер де Алле (Albert de Haller)

[3] После выхода в свет в 1762 году произведений Руссо «Общественный договор» и «Эмиль» он был вынужден бежать из Парижа, где он был приговорен к заключению в тюрьму за нападки на нравственность и религию. В Женеву Руссо вернуться не решился, поскольку там также объявили о сожжении обеих книг. В итоге он поселился в местечке Мотье, неподалеку о Невшателя, где и прожил с 1762 по 1765 год. В то время территория нынешнего кантона Невшатель находилась во владении прусского короля, предложившего убежище философу.

[4] Н.М. Карамзин. Сочинения в двух томах. Ленинград. «Художественная литература». 1984. Т.1. С. 216-217

[5] Лотман Ю.М. Сотворение Карамзина. М., 1987. С.82

[6] Фёдор Богда́нович Ми́ллер (22 января [3 февраля1818, Москва — 20 января [1 февраля1881, там же) — русский поэт и переводчик

[7] В 1771 году вышел в свет роман «Узонг» («Usong»), в 1773 году — «Альфред, король англосаксов» («Alfred, König der Angelsachsen») и в 1774 году — «Фабий и Катон» («Fabius und Cato»). Два из них — «Альфред» и «Фабий и Катон» — были переведены на русский язык.

[8] «Мысли о разуме, суеверии и неверии» («Gedanken über Vernunft, Aberglauben und Unglauben», 1729), «Лживость человеческих добродетелей» («Die Falschheit menschlier Tugenden», 1730), «О происхождении зла» («Über den Ursprung des Übels», 1734), «Незавершенная поэма о Вечности» («Unvollkommenes Gedicht über dei Ewigkeit», 1734).

[9] Николай Иванович Новиков (1744-1818) — философ, журналист, издатель, просветитель, масон, друг Карамзина.

[10] Богданов Петр Иванович (1776–1816) — русский духовный писатель, поэт, филолог, переводчик и педагог, магистр философии.

[11] О происхождении зла, поэма великого Галлера / Перевод с немецкого <Н.М. Карамзина>. – М.: В тип. Компании Типографической, с указного дозволения. – 1786. С. 29

[12] Там же. С. 29–30

[13] Там же. С. 60–61

[14] «Деревянная нога, швейцарская идиллия гос<подина> Геснера. Переведено с немецкого Никол<аем> Карамз<иным>, СПБ, 1783».

 

[15] Bircher M., Weber B. Salomon Gessner. Zürich, 1982. S. 26.

[16] Карамзин. «Поэзия». 1878 год. Имя Гесснера неоднократно упоминается в сочинениях Карамзина.

[17] Алекса́ндр Ива́нович Турге́нев (27 марта (7 апреля) 1784, Симбирск — 3 (15) декабря 1845, Москва) — русский историк, общественный деятель; брат декабриста Н. И. Тургенева

[18] Письмо А.И. Тургенева Н.И. Тургеневу. Цюрих, 19 сентября 1827 г. // Письма А.И. Тургенева к Н.И.

Тургеневу. Лейпциг, 1872. С. 158.

[19] Подробно о роли Галлера в создании «швейцарского мифа» написала Смекалкина В.В. «Швейцарский поэт и ученый Альбрехт фон Галлер. Новая и новейшая история. 2013. No.6.С. 184-188.